Андрій Чучко має всі повноваження як Адміністратор та модератор на цьому сайті.

Автор Тема: АКУНА МАТАРА или ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ С МАРСА  (Прочитано 3342 раз)

0 Користувачів і 1 Гість дивляться цю тему.

Offline serge

  • Сергей Прокопенко
  • Administrator
  • *****
  • Повідомлень: 6072
  • Karma: +121/-26
  • wings
АКУНА МАТАРА или ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ С МАРСА (рассказ о том, как я три недели тупил в Индии)

Копчинский Слава image.sims(at)bk.ru
ICQ -148480808

12.10.05
День первый.

Первый раз за долгое время встал сразу после звонка будильника-телефона. Обычно позволяю себе немного поваляться в постели, и очень часто такое валяние приводит к просыпанию и опаздыванию. Часто, но не в этот раз. Быстрый, душ, легкий завтрак сонные поцелуи любимой и деток, и вот мой брат Родион везет меня в аэропорт.

Мой багаж превышает допустимые Аэрофлотом нормы более чем в два раза. Показываю на регистрации только парапланерный рюкзак, остальное предусмотрительно оставив в машине, ну вроде как ручная кладь. Рюкзак тянет аж 29 кг., а это 90 евриков за перегруз. Платить не хотца – жаба давит. Это по десять то евро за килограмм. Сволочи. Если меня отправлять как багаж на вес, то моя доставка в Дели обошлась бы отправителю 800 евро в один конец. Тот факт, что я покупал билет за 590 доляров в оба конца меня сильно оскорбляет. А большинство из нашей группы, с которой я объединюсь в Москве вааще брали билеты по 350$ на брата туда-обратно по какой-то спецакции. Выходит мой багаж Аэрофлоту гораздо дороже, чем я. Поэтому торгуюсь до упора с директором весов. После долгих торгов и его заключения, что мне, с моей жабой, не в Дели надо, а в Телль-Авив, он забрал 180 грн. (последние гривны в моем кармане) и гордо вернулся к своему агрегату для печатанья дензнаков, согласившись, что вес моего рюкзака таки не превысил 20 кг.

В самолете уснул (ну ясное дело – проснуться в такую рань). Так же внезапно проснулся. Всех уже кормили завтраком, а меня решили не беспокоить. Лучше б они меня не беспокоили, когда багаж перевешивали, а на завтрак как раз наоборот. По моему первому требованию справедливость восторжествовала и вот я уже поедаю свой бутерброд (кстати, с неплохой колбаской и ветчиной) под чашечку кофффииюююю.

Только сели – звонит Боря. Он сегодня утром добрался поездом из Днепра и приехал в аэропорт сдать багаж, и заодно забрать меня (чтоб типа не скучал) для поездки в Параавис.

Быстро прохожу границу,  выхожу из терминала – Бори нет. Опять созвонки, поиски друг друга, после очередного тура телефонных переговоров выясняется, что я в Шереметьево-1, а он в Шереметьево-2. Маршрутка, и мы, наконец, вместе. С нами Таня из Барнаула. Едем с кучей пересадок в Параавис. Костромитин Серега с Борей по быстрому обсудили планы совместных полетов в Индии (Серый планирует приехать туда чуть позже).

Ребята забрали необходимые им документы, записали на диск фильм о прошлогоднем пребывании в Индии, и показали мне производство. Скажу честно (только между нами) – парапланы у нас по прежнему шьются «на коленке», хотя у ребят, наверно, на это есть объективные причины – невозможность выкупить помещение и как следствие невозможность вкладывать деньги в его ремонт. Ну, про «на коленке» я наверно все таки преувеличиваю, оборудование довольно нормальное, даже удалось пронаблюдать за работой какого-то супер-пупер-умного программируемого закроечного станка, но что касаемо самого помещения – оно оставляет желать лучшего. Хотя это только в цехах, менеджеры и прочий персонал сидят в довольно приличненьких кабинетиках, сплошь уставленных компьютерами и прочей оргтехникой. Какой-то дядечка с линейкой и блокнотом у экрана телевизора при покадровом воспроизведении высчитывал скорость раскрытия запаски.

Времени убили кучу. Чувствуем, что опаздываем. На метро уже никак не успеть. Пытаемся поймать такси. Попадается нам кореец с трудом говорящий по-русски. За 40 баксов он старается изо всех сил и, не обращая особого внимания на знаки и светофоры, мчит нас в аэропорт. Очередной маневр на переезде и вот нам вдогонку свистит (правда не в свисток) ГАИшник, или как их тут теперь зовут ….. ГИБДДшник, что ли. Наш кореец (вполне, кстати, обосновано) делает вид, что его не видит и не слышит (так ведь и не обязан затылком то видеть), и давит на газ. Погоня……. блин….. догнал.

Рассказы, про уже улетающий без нас самолет, и размахивание билетами, не помогли.

Я почему-то сразу полюбил наших Украинских гаишников. В меру зашуганых, в меру вежливых. Этот орал, не стесняясь случайных свидетелей, что-то про его, ничего не подозревающую корейскую мать, и про то, что «спешить он, может только в сортир, и то когда у него понос» (конец цитаты), и все в таком духе. В общем, пришлось нам ловить другое такси.

Встреча с остальной командой москвичей, барнаульцев, неунывающих Отморозков и с намбаваном – Николаем Шороховым, дьютифришное пополнение запасов алкоголя, и мы на борту ИЛ-96.

Как наврал нам командир корабля, за бортом -50С, а у нас здесь очень теплая компания, уже открыта вторая бутылка виски, пошли байки, тосты, (представляю какими мы приедем в Бир). Отморозки предложили помочь пилоту управлять самолетом, создавая крен перебеганием с одного борта на другой, или вааще попугать пассажиров одеванием шлемов и парапланов. Уже пролетели над Кабулом, через час Дели. Не забываем перевести часы, разница с Украиной 2 часа 30 минут.

13.10.05

То, что Дели большой город я знал, но что настолько большой, даже представить себе не мог. Минут двадцать мы летели над ним и огни города были видны всюду,  до самого горизонта (и это с высоты полета, горизонт то тут шире). Внизу была сплошная новогодняя елка, вся в разноцветных гирляндах.
В аэропорту нас встретил Коли Шорохова друг - Толик. Он уже три года живет в Индии, работая в каком-то полпредстве российской государственной конторы (по моему военной, продают индусам то ли ракеты, то ли самолеты). Именно он занимался организацией нашего трансфера от Дели до Бира (Бир – это небольшой поселок недалеко от Драмсалы, типа райцентра, в штате Химачал Прадеш на сервере Индии в предгорьях Гималайских гор, там и будут проходить соревнования и там мы планируем летать после них), и причем, смог выхлопотать для нас (правда, не знаю у кого) бесплатный автобус. А ведь это без малого 700 км. Дели сразу сразил наповал своими запахами. Я попытался придумать название тому, чем бы это могло так пахнуть, но не смог. Пришлось разложить запахи на составляющие. Вот неполный перечень: гарь гниющей и горящей помойки, человеческий пот, запах нечистот, пряности, автомобильные выхлопы, благовония, горелое растительное масло, почему-то нафталин и еще целая куча чего-то, названия чему я придумать не смог…. Это далеко не полный перечень того, что смог уловить мой, не сильно тренированный в этих вопросах, нос. Попробуй представить, каким является букет в целом.
В автобусе допили недопитое в самолете (исключительно из медицинских соображений, дабы не подпустить к себе заразу), провели перекличку и улеглись спать. Как выяснилось нас тринадцать: два поляка – Войтек и Роман (в обоих случаях ударение на первый слог), два украинца (это, типа, я и Боря) остальные россияне – Отморозки Ник-Ник и Алекс (это я их не оскорбляю, это они на самом деле отмороженные наглухо во всех вопросах www.otmorozok.ru), Татьяна и Курилов Володя из Барнаула, Дима Бондырев из команды параплан.ру, сестрички Зверьковы Алла и Марина, ласково прозванные Отморозками Зверинцем, и к их же числу, как липшую подругу причислили и Свету, и конечно пилот намбор ван в мировом рейтинге – знаменитый Николай Шорохов. Автобус большой – человек на сорок, поэтому расположились комфортно без тесноты. Я спал аж на четырех сиденьях. Несколько раз останавливались ночью покурить и отлить. Одна из таких остановок произошла возле громадного (метров 10)  памятника Будде. Освещенный луной он смотрелся очень таинственно. Говорят, что Будда занимает второе место в Мире, по количеству памятников (первое, по-моему – Ленин). В шесть утра притормозили у Роялл-Хотеля. Почему часто, самые задрипанные гостишки, называют Роялл-Хотелями, а еще чаще впереди добавляют Гранд? Былая роскошь двадцатилетней давности навевала тоску не только в интерьере пригостиничного ресторанчика, но и в качестве пищи. Но поскольку альтернативы завтраку не существовало еще километров на двести, пришлось смириться. Тут же в моем сознании рухнул первый миф (старательно посеянный совсем недавно одним моим знакомым), о превосходном качестве индийской кухни. Случайно (в поисках туалета) заглянул на кухню (прямо из туалета, приподнявшись на цыпочки над простенком, потолок всего помещения оказался общим). Условия, в которых готовилась нам еда трудно, с чем-либо сравнить. У индусов, как я понял, вообще очень своеобразное понимание гигиены, а таких организаций как СЭС у них наверно и в помине не существует.

По дороге экзотики хватило выше крыши – это и разрисованные и украшенные как новогодняя елка грузовики и рейсовые автобусы, и полуодетые (или полураздетые, как посмотреть) индусы с длинными седыми бородами и в чалмах (наверно йоги), вечные труженицы женщины, несущие на груди детей, а на головах громадные тюки, мешки, корзины и даже кирпичи, школы под открытым небом (просто в поле со школьной доской), где дети сидят на земле, да и вообще все. Индия – это сплошная экзотика. Особое впечатление произвело движение транспорта, все несутся миллимитруя мимо друг друга вперемешку: автобусы, грузовики, мотороллеры, велосипеды, стада коз, ослы, запряженные повозками, пешеходы, дети, коровы идущие и просто лежащие на дорогах…  И все это на узких улочках-базарах, где продается все от кирпича и цемента до посуды и фруктов. Машины с трудом протискиваются по ним, чуть ли не цепляя зеркалами витрины (поэтому у многих машин зеркал либо нет вообще, либо они сдвинуты в стояночное положение). Неисправной машиной в Индии считается машина, не имеющая сигнала. В ней могут не работать тормоза, коробка передач, отсутствовать глушитель, но если у нее нет сигнала, она никуда не поедет. Сигнал и высунутая в окно рука водителя заменяет им правила. Сигналят все и постоянно. Кто громче – тот и главнее. У крутых водил сигналов несколько. На нашем автобусе я  насчитал три разных по тону и рисунку. Наверно это такая азбука. Нам она непонятна, но они в ней разбираются легко. На многих грузовиках и автобусах сзади написано: «Horn  plies» (типа, сигнальте, пожалуйста).  А вообще езда очень агрессивная, и нам еще и вдвойне непривычная, из-за левостороннего движения. Обгонять в закрытом повороте, непрерывно сигналя при этом – норма.

Дорога занимает очень много времени. В запланированные 16 часов, (прогнозируемое время в пути, по словам водителей и старожил, и это на 700 то км.), мы не уложились. Дорога была утомительная, но интересная, хотя, негативное впечатление от нищеты этой страны не покидало всю дорогу. В Индии,  в целом, преобладают бедные, нищие и очень нищие. Роскоши и богатства я почти нигде не видел, хотя в других местах оно наверняка есть. Возможно, прилети мы в Дели не ночью, и попади в богатый квартал (а таковые там точно имеются) мы бы обязательно все это увидели в достатке. Хотя и по дороге нам иногда попадались белоснежные мраморные дворцы, построенные с необыкновенной роскошью.
На подъезде к Биру нам начали попадаться бигборды, приветствующие участников парапланерных соревнований (что не могло не радовать, значит нас ждут). Организаторов нашли не сразу, но зато когда, наконец, их отыскали, были сильно удивлены их многочисленностью. В Индии вообще такой подход ко всему -  руководить и контролировать они любят все (если, конечно, ты Чатланин, а не Подсак). Да и к тому же, таким образом, частично решается проблема безработицы (любое мероприятие должно обслуживать максимальное количество людей).

Нас поселили в отель в 6 км. от самого Бира, в местечке с трудновыговариваемым названием - Джигергирнагар. Отель, по Индийским меркам, неплохой, аж на 2 звезды, наверно, тянет. В этой части Индии есть либо такие и хуже, либо очень крутые по 300$ в сутки за номер (это со слов бывалых, я таких не видел). Мой номер обошелся мне 350 рупий за ночь. При курсе к доллару 44 это где-то 8 баксов. Тем, кто в комнате по двое – соответственно в два раза дешевле. Но здесь мы пробудем всего одну ночь, завтра нам, наверно, придется переселиться поближе к самому Биру. Боря и Шорохов как старожилы рекомендуют Тибетскую колонию.

15.10.05

Начались плотные деньки с полной занятостью, а потому на ведение дневника времени совсем не остается. Вчера, даже, комп не включал (дневник то веду на компе, рукой писать совсем обленился),… нет…, вру, включал ненадолго, слил трек из GPS.

Итак, на чем мы остановились,… ах, да, Тибетская колония. Ну, так вот, как запланировали, так и сделали. Утром 14-го мы подорвались, вернее все подорвались, кроме меня, поскольку я по обыкновению после звонка будильника решил еще немного поваляться и задрых, а эти сволочи про меня забыли, и вспомнили только когда начали, уже после завтрака, вытаскивать купола для погрузки в машины. Вот тогда то уже и я подорвался и побил все рекорды по сборам. За 20 минут я принял душ, позавтракал и собрался. Мы переезжали в Тибетскую колонию. Местечко действительно оказалось довольно прикольным (Борис не наврал). Это квартал на окраине Бира населенный тибетцами. В Китай можно больше не ездить. Здесь есть все, от тибетских монастырей с монахами, окутанными оранжевыми и прочими разноцветными простынями, до домиков с пагодами и драконами. Мы поселились в маленькой (на 6 номеров) но чистенькой гостинчике, заточенной под европейцев, хотя, ведущей к ней переулочек, весьма непрезентабельный, по которому даже местные таксисты не сразу соглашались ехать. Рядом располагался дом хозяев гостиницы. Вернее даже не дом, а лачуга. Хижина Дяди Тома – просто Отель Хилтон в сравнении с ней. Но это Индия, здесь все так и к такому подходу привыкаешь довольно быстро.
Потом была долгая процедура регистрации участников соревнований. Индусы очень большие мастера пускать пыль в глаза. Очень много разного рода начальников, не имеющих ничего общего ни с парапланеризмом, ни с опытом проведения таких соревнований. Как те Морские Свинки, – не  имеющие ничего общего ни с морем, ни со свиньями. Но все хотят руководить процессом, особенно когда дело касается бумажек. Ну и конечно пытаются навести марафет в поселке к церемонии открытия соревнований, даже ремонтируют дорогу. Еще бы, ведь приедет высокое начальство, про огромное количество иностранцев (в смысле нас) я и не говорю. Ну, а так, в целом организация на довольно неплохом уровне, раздражает огромное количество бюрократии. Приходится заполнять никому не нужные бумажки, сдавать по три фотографии (которые они прикладывают одной стопочкой с очередной твоей анкете, и прямее через глаза или лоб степлером скрепляют все это навеки). Хотя приятно, что государство принимает очень активное участие в организации соревнований, и как мне показалось, частично финансируют их (хотя, возможно, имеются и спонсоры). Ведь даже при их скромных ценах на все, уложиться в бюджет 5800$ (58 участников по 100$ стартового взноса) содержать огромную армию организаторов и транспорта не реально. Индию вообще не особо балуют вниманием организаторы различного рода соревнований, а тут вот приехали, да еще и такой высокий уровень – Этап Кубка Мира. Вот они и рады стараться. За каждыми двумя пилотами закрепили одну машину (микробусики местного производства). И вот, наконец, мы едем на старт. Перепад высот между долиной и стартом 950 м. Дорога занимает около часа. Старт довольно удобный (опять же травка), хотя не сильно просторный (максимум 3-4 купола). Еще есть место, где можно свободно разложиться  десятку куполов, но не для взлета, а так, пристегнуться, стропки распутать. Индусы и здесь наводят порядок, пацан с ведром отковыривает со стартовой зоны коровье говно. Есть еще один старт чуть повыше. В общем, старт мне понравился, к тому же открывается очень красивый вид на долину и заснеженные вершины Гималаев.
Полеты довольно жесткие, узкие мощные термики очень сложно обрабатывать, крыло постоянно приходиться отлавливать. Сегодня и завтра дни не зачетные, организаторы дают участникам возможность влетаться. Хотя условно задание ставиться, но выполнять его не обязательно. Задание, по обыкновению, выполнил только Коля Шорохов. Остальные тупили. Большинство пилотов устав бороться с колбасней посливалось в долину на финиш.

Вечером ужин в тибетском кафе, на веранде второго этажа, долгие вечерние чае-виски-ромо-пития с обсуждением полетов и не только.

Подъем в 7-00 по местному времени. Утро началось с сюрпризов. Уже встав под душ, и даже частично намылившись, обнаружил, что закончилась вода в баке на крыше нашего жилища. Пришлось самому лезть наверх и открывать кран.

Завтракали у индусов. Небольшая неразбериха – принесли не то, что заказывали. И не тем. И не в той последовательности. Начинаем раздражаться на всякую фигню, подумаешь, посуду моют прямо тут же, у нас на глазах на прямо полу. Вон, даже соломинки для сока помыли (ну не выкидывать же, почти новые). А ведь еще вчера Вадик учил – «ребята, не парьтесь и не удивляйтесь ни чему. Принимайте все, как есть. Принесли не то, что заказал – ешь, что принесли, иначе будешь голодным. Будешь возмущаться – унесут и это. Индусов нельзя перегружать лишней информацией. Это тебе что, не еда? Ну и что, что это заказали с соседнего столика, они твой заказ уже съели, им тоже не то принесли. Они вон уже научились и не парятся». Случайно на первой странице меню обнаруживаем текст на английском, который все расставляет на свои места (выдержка из какого-то местного священного писания). Дословно воспроизвести не берусь но смысл приблизительно такой: «Люди, живите в мире и не враждуйте, любите людей и животных, не суетитесь (все суета), не раздражайтесь, любите природу (короче, все и всех любите), принимайте все как есть, наслаждайтесь жизнью и все в таком духе», Ба, так это же Акуна Матара, главное правило жизни маленьких уродцев из мульта «Король Лев». Акуна Матара, вот, точно, Акуна Матара. Они здесь тоже живут по таким правилам. Акуна Матара и не парятся ни о чем, и все улыбаются. И пофиг, что и где происходит, здесь территория Акуна Матара. Раздражение быстро исчезает. И даже вымытые соломинки уже просто веселят. Надо же, как все просто, Акуна Матара и все. С чувством сытости и удовлетворения уезжаем на старт.

Стартовали сегодня раньше, чем вчера, но погода, все равно, еще не самая идеальная для полетов. Старожилы говорят, что настоящие улетные дни начнутся позже. Только пару недель назад закончился сезон дождей, и нормальные погоды еще не установились. Поскольку сегодня тоже тренировочный день, я успел стартовать два раза. Второй раз получился спонтанно (скооперировались с Алексом и Куриловым, и поднявшись второй ходкой на машине на старт). Первый полет был слабенький, погода разваливалась на глазах. Улетели только те, кто стартовал первыми. Остальных просадило (или просто, по обыкновению, тупили). Второй полет был немного лучше, но все равно слабовато.

18.10.05

Соревнования в полном разгаре, времени на ведение дневника практически не остается.  Режим очень плотный – подъем, завтрак, завоз на старт, полеты, подбор, GPS-контроль, душ, ужин (перерастающий в разбор полетов и легкую пьянку), отбой. «Легкая пьянка» частенько начиналась все на той же террасе тибетского кафе и потихоньку перекочевывала в гостиницу. Эта маленькая терраса на втором этаже, которая с трудом вмещала всех нас, служила нам основной стартовой площадкой для полетов на Марс. С космическим топливом проблем не было, Вадик, как обитатель этой планеты, сдал все местные заправочные станции этим чудодейственным топливом. На роль основных астронавтов для путешествия на Красную Планету были единогласно выбраны Ромарио и Вова Курилов. Но были и другие космические туристы. Руководил полетами, (и естественно выдавал билеты на Марс) Алекс. Беда в том, что часто, билеты были только в один конец, а если и в два, то на возврат – с открытой датой. В общем сплошная Акуна Матара.

Но что это я начинаю с конца (это как привычка листать журналы с последней страницы). Полетам на Марс и прочим телодвижениям предшествовали и полеты на параплане. Так и сами соревнования, конечно. Вот о них и далее.

Разыграно уже три дня. Улетная погода, как и предполагалось, прогрессирует с каждым днем. Первый день стартовали поздно, из-за затянувшейся официальной церемонии открытия (в традиционном индийском стиле). Результатами первых двух дней я был доволен, хотя до финиша не долетел (и, кстати, не я один, а подавляющее большинство). Для меня ведь это первые соревнования такого уровня. И по результатам двух дней я был на 24-ом месте из 58-х пилотов. Для меня это был довольно неплохой результат. Первый день ничем особенным не отмечу, хотя день был интересным. Просто еще привыкаю к местным условиям и для созерцательной деятельности места в голове остается мало, все занято самим полетом. А вот второй день сильно запомнился – это просто супер. Незабываемые впечатления от полетов с громадными орлами, которые указывали мне потоки и парили буквально в нескольких метрах от меня, практически крыло к крылу, подолгу обкручивали вместе со мной эти потоки. Хотя было немного страшновато (в первый день соревнований один орел атаковал параплан, да так серьезно, что пилот со страху чуть не выбросил запаску). Были и пилоты, которым совсем не повезло. Как в первый, так и во второй день несколько пилотов развесились на деревьях на гребнях, разделяющих глубокие ущелья. Приз за наблюдательность в номинации «Первый, увидевший параплан на дереве» можно с легкостью было-бы вручить Ник-Нику, поскольку именно его голос во всех случаях можно было услышать в рации: «о, кто-то развесился». Дистанция этого дня была 70 км. Почти 4 часа в воздухе. Я пролетел 67 км. Крайний ППМ наобум решил брать с тыла, лишая себя шансов на скорый подбор, и немного рискуя. Ведь я не видел и не знал, что там за хребтом. И я не ошибся. Я опередил тех пилотов, которые не рискнули на этот отчаянный шаг и не взяли этот ППМ, хотя были в таких же (а кто-то даже и лучших) условиях, как и я.  Посадка была в не совсем обремененном достижениями цивилизации поселке с прекрасными марсианами, которые напоили меня чаем и вызвали по телефону для меня машину подбора. Пипилац приехал через полтора часа, и еще два часа вез меня в Бир. В общем вернулся я затемно.

А вот сегодняшний день меня разочаровал. Открытие стартового окна затянули из-за того, что ветер на старте дул в спину, и долго ждали, когда он изменит направление. Погода была супер улетной и до финиша долетела подавляющая часть пилотов. Я не долетел. Хотя со старта я набрал очень больной запас высоты (больше километра) и перескакивал хребты в нулях без потери высоты прямо под облаками, даже не обкучивая встречающиеся потоки. Наборы были настолько мощными, что мне даже приходилось кое-где складывать уши, чтоб не засосало в облако. Один раз в разрыв облаков меня таки затянуло, и я вылетел над ними. Незабываемое зрелище. Такие огромные облака розового цвета (сверху они смотрятся совсем по-другому), как огромные хлопья ваты, освещенные сверху солнцем, такие реальные, что кажется, будто их можно потрогать. И я лечу над всей этой красотой. Все время надо было следить, чтоб не залететь в само облако (это не допускается по правилам соревнований) и приходилось, снижаясь, все время между ними маневрировать. И так я довольно хорошо шел к первому ППМ на приличной скорости, оставляя позади и внизу себя очень многих пилотов. Я был настолько уверен, что мне высоты хватит взять ППМ и при необходимости легко найти и обработать нужный поток, что я увлекся полетом и совершил ошибку. В километре в стороне от меня и значительно ниже меня несколько куполов крутились в очень мощном потоке (как я потом выяснил +7,5 м/с), и я не посчитал необходимым свернуть к нему, а полетел мимо, опережая тех пилотов. Ну а, как известно, где большие плюсы, там, рядом и большие минуса, и меня угораздило в них попасть. Буквально за считанные минуты я слил 1700 метров, оказавшись в 300 метрах над уровнем долины у гребня в очень слабом термодинамике. Буквально метрах в двухстах надо мной народ обкручивал нормальный поток, который формировался на моем гребне, но немного выше меня. А здесь сплошные нули. Я час с лишним (в компании 5-ти таких же невезунчиков как и я) боролся в поисках хоть каких нибудь плюсиков. В результате за этот час я слил еще сто метров, и понял, что шансов выпарить, уже нет. Пошел на посадку. Спустя немного времени ко мне, и уже севшим пилотам, присоединились и близняшки. Вовчик Курилов сел тоже где-то рядом и все это время наблюдал, как мы потихоньку умирали. А над нами паровозами проносились купола в направлении финиша. Очень обидно было запороть такой день. В результате в общем зачете я сместился на 36 место. Шансов наверстать упущенное, практически нет. Завтра крайний день соревнований и если мне повезет, попробую подняться еще хоть на пару мест.

19.10.05

Соревнования закончены. Я на 37 месте. На первом поляк Войтек. На втором- Дима Масленников. Шорохов на седьмом. Если б не эта запаска он наверняка был бы в лидерах. Сегодня летел под мелким градом. Залетать в него не сильно хотелось, но выбора особенно не было, так как, облетая эту тучу, я потерял бы слишком много высоты. Те, кто видел меня снизу, кричали в рацию, что жаль, нет под рукой фотоаппарата. Я пролетал на фоне радуги.

Индусы умудрились из закрытия сделать настоящее шоу. На посадке и в окрестностях были разбиты десятки торговых палаток, построена сцена, тусилось больше тысячи различных персонажей (по всему видно – марсиан). Сегодня вечером для участников готовиться еще какое-то шоу. Наверно будут выступать этно-коллективы, а может просто будет фуршет. Нет, фольк уже был вчера (мы не ходили, как всегда, протупили). А возможно просто будет индо-дискотека. Не думаю, что надолго там задержусь. Сильно устал. Соревнования порядком вымотали да еще сегодня ночью плохо спал, болела шея, и попугаи всю ночь орали как оголтелые, вырвав в эту ночь пальму первенства у монахов, тоже больших мастеров издавать различные громкие стручаще-гудяще-звенящие звуки в темное время суток.

20.10.05

Сегодня явно не мой день. Но обо всем по порядку.
Поскольку после закрытия соревнований уехали только несколько пилотов, а всем остальным надо как-то развлекаться, предложили еще один день потягаться силами, ну типа внезачетный день соревнований. Этап назвали «борьба с жадностью». Смысл в следующем: от старта берешь одну точку на северо-западе, потом разворот на 180 градусов и летишь противоположном направлении на юго-восток столько, сколько сам себе придумаешь, но при условии обязательного возврата на финиш. Если долетел, молодца, твой километраж умножается на два, нет, сколько пролетел, все твое. Всех подмывало пролететь хоть немного дальше остальных, останавливало только то, что если не вернешься, то пролетевший меньше, но финишировавший выигрывает. Время в зачет не идет, только расстояние. В качестве почетного приза за первое место Шорохов выставил банку красной икры, купленной в дьютифри Шереметьево-2. Конечно, особый интерес этот этап (скорее всего из-за приза) вызвал у буржуев. Я на победу особо не рассчитывал (ну куда тягаться с такими мэтрами), но все равно летел неплохо, хотя и медленно.  Опять были незабываемые полеты с орлами. С одним, мне кажется, я даже подружился. Он все время парил в метре над куполом не только при обработке потоков, но и на переходах. Так мы с ним и летели вместе минут сорок. Я даже успел за это время придумать ему имя – Гаврила (почему сам не знаю, первое, что пришло в голову), и он даже, по-моему, начал на него откликаться. «Эй, Гаврила, - кричал я ему – хватит тупить, ищи следующий поток». Он как телескоп вытягивал шею, опускал башку вниз, недоуменно смотрел на меня, потом поджимал крылья, уносился вперед метров на сто и уже через минуту мы снова вместе крутили один поток. Иногда он играл со мной в прятки, то встанет прямо над куполом, так что его не видно, то зайдет со спины. И только проходя через солнечный диск, я видел его тень на параплане и кричал: «Гаврила, я тебя вычислил, ты над крылом». Он нехотя протягивал пару метров вперед и занимал свое обычное положение в строю – чуть впереди прямо над центропланом. В общем это кайфовое чувство, сродни тому, когда в море вдруг рядом с тобой появляется дельфин. Потом Гаврила улетел по своим орлиным делам, а я вспомнил, про соревнования.

Выбрав себе приметную точку на хребте, решил, долетаю до нее и разворачиваюсь на финиш. Итак, не плохо, километров под шестьдесят наберется, а долечу до финиша – умножат на два. Назад крался хребтами и ущельями, не хотел набирать лишнюю высоту, дабы потом не сливать. Шел все время на акселе ничего не обрабатывая по пути – высоты то вал, до финиша дохожу (видно невооруженным глазом). Осталось километров 15, у меня высоты 3500 (2000 над финишем), да и над каждым хребтом стоит поток, в котором даже не вывинчивая и на акселе, все равно набираешь.На последнем хребте решил немного перестраховаться и чуть-чуть навинтить высоты. Но здесь поток почему-то не стоял, наверно уже много слился, да и вечереет, хребты остывают. Решил зайти в ущелье на подветренный склон и набрать в динамике. Ветер, вроде есть, а набора все нет. Даже наоборот легкий слив. И чем глубже в ущелье, тем сильнее. Вот, блин, уже -2,5, -3,   -4 – это жопа (другого слова найти не могу). Но понял это поздно. Я забрался слишком глубоко в ущелье и попал в долинный слив. Быстро разворачиваюсь с потерей высоты, но ущелье к низу сильно сужается. Еще вроде успеваю сесть на противоположном берегу, там нормальные рисовые чеки (пригодные для посадок ровные горизонтальные террасы). Нет, не успел – уже нахожусь ниже  гребня. Теперь только посадка в ущелье, а посадок там нет. Крутые берега и по дну течет горная река. Дно ущелья завалено громадными камнями. Голова работает со скоростью сверхбыстрого компьютера. Пытаюсь найти хоть какой нибудь пятачок. Ага, вот подвесной мостик (как он тут некстати, не влепиться бы в него), а к нему крадется между громадных глыб небольшая тропинка. Пытаюсь примоститься на нее. Глиссаду рассчитать очень сложно – высота тает на глазах. Об камень бы мордой не долбануться. Так, вроде попадаю. Чтож так быстро приближается земля, на приборы смотреть уже не успеваю. Торможу купол почти до срыва. Удар. Хруст в спине. Нестерпимая боль……  Лежу в ручье на краю тропинки. Купол выше на кустах. Первая мысль – опять компрессионный перелом позвоночника (ведь у меня уже был лет семь назад), и опять поясничный отдел. Лежа пытаюсь отстегнуться от подвески, выползти из нее. Достаю аптечку. Пытаюсь встать. В состоянии шока мне это удается. Делаю несколько шагов. Жуткая боль не дает нормально соображать. Становлюсь на карачки, нет так еще больнее, опять поднимаюсь. Дохожу до сухого пятачка метрах в четырех. Укладываюсь на спину, нет так больно, на бок, вроде лучше. Поверхность не совсем ровная. Снимаю комбез. Откуда-то появляются местные. Они здесь появляются всегда, и даже в самых неожиданных местах. Если приземлиться в диких джунглях, они появятся и там. Пытаются мне помочь, но ничем не могут. Я жестами прошу вытащить повеску из ручья и вынести на сухое место. Вскрываю аптечку. Глотаю две таблетки кетанова, запиваю из питьевой системы, закуриваю. Руки трясутся. Пытаюсь достать рацию, нет бесполезно, отсюда со дна ущелья не возьмет. Так, где телефон. Ага, вот, в кармане комбеза. Звоню Боре. Стараюсь говорить как можно спокойней, хотя удается с трудом. Сбрасываю SMS-ку с координатами. Боль не отпускает. На глазах изумленных индусов расстегиваю комбез и делаю себе еще и укол кетанова. Закуриваю. Лежу, жду. Еще закуриваю. Местных прибывает все больше, что то галдят. Цокают языками. Минут через 30-40 прибегает Алекс, сразу за ним Боря и местные пилоты с жесткими носилками. Боль потихоньку уходит. От носилок отказываюсь. Понимаю, что если компрессия, то дойду сам, если ушиб, то тем более. Другого быть не может. Удар был строго вертикальный на протектор подвески, без вращений. Боря достает из подвески мои лыжные палки-телескопы. Встаю. Убеждаюсь, что смогу идти самостоятельно. На всякий случай (хотя и через силу) отлил. Моча нормальная, значит все ок, потроха на месте. До машины метров 800, и метров 150 вверх. Медленно поднимаюсь. Ребята уже уложили купол и догнали меня у машины. Едем в гостиницу за страховкой, хотя в Индии, как потом выяснилось, она никому не нужна. Здесь медицина, хотя и хреновая, зато бесплатная даже для иностранцев (если речь идет только о государственной клинике, в частных все по-другому, но здесь таких нет). Едем в ближайшую (в 6-ти км.) клинику, где есть рентген. Клиникой это можно назвать с трудом. Как и все строения в Индии – она расположена в здании гаражного типа. Так устроено все в этой стране – магазины, рынки, мастерские, разные службы, жилье, и как выяснилось, больницы. Все, кроме храмов и дворцов конечно. Другой архитектуры не придумано. Очень практично и удобно. Кривые улочки с двух сторон окаймленные сточными канализационными канавами, и сразу за ними вплотную к этим арыкам (не везде даже есть ливневые решетки и мостики) идут эти гаражи-дома, увешанные всяким старым грязным тряпьем, рекламными плакатами, вывесками и товаром. Некоторые даже в два или три этажа. В этих домах, как правило, нет окон, дверей, есть только ролетные ворота, которые закрываются на ночь. Клиника состояла из четырех гаражей, каждый – свое отделение: стационар (о ужас, такого я еще не видел), поликлиника, аптека с рентгеном (в одном) и еще что-то. Вначале мы не разобравшись ломанулись в стационар. В этом гараже площадью 50 квадратов стоял с десяток кроватей. Некоторые даже были застелены каким-то тряпьем. Больная была только одна, похоже, умирающая (или уже умершая), поскольку над ней со скорбными лицами стояли родственники. Хуже стационар может быть наверно только во время войны в полевом госпитале партизанского отряда, в какой нибудь землянке или блиндаже. Врача мы ни с первой, ни со второй попытки не нашли. Когда к поискам подключился водитель, он сообщил, что врач будет минут через сорок. Наконец он приехал (даже не он, а они, их было двое – мужчина и женщина). Рентген-аппарат был вполне современный, хотя комната напоминала по своим размерам, обшарпаннасти и замусоренности  помещение для контейнера под мусоропроводом в наших панельных домах. О средствах защиты для врача, или пациента от рентгеновских лучей здесь ничего не знают. Боря попытался спросить о свинцовых пластинах для меня, дабы лишний раз не облучать детородные органы, они не поняли, что мы от них хотим, и зачем нам сейчас этот плюмбум. В общем, Боря вышел, все остальные остались. Остальные это: врач, рентгенолог, аптекарь и наш водитель.  Они непонимающе смотрели на выходящего Бориса, как можно добровольно лишить себя такого увлекательного зрелища. Фотосессией руководил я. Они не сильно возражали. Сделав один фронтальный снимок, они хотели закончить. Я (памятуя, как мне это делали дома) настоял еще и на продольном. Они опять возражать не стали, как скажешь, так и снимем. Потом рентгенолог залез в шкаф. Я не шучу, это был обычный шкаф, может чуть больше стандартных размеров, коих валом стоит в задрыпаных советских гостиницах. В шкафах (если верить анекдотам) прячутся любовники, а вот рентгенолог зачем туда полез, да еще с моими снимками я понять не мог. На мои и Борины вопросительные взгляды нам вежливо объяснили, что там у него проявочная. Через несколько минут мои, еще влажные снимки прямо на улице на фоне тускнеющего, в заходящих лучах солнца, неба рассматривали по очереди все те же лица: два врача, аптекарь, водитель, рентгенолог я и Боря, и возможно еще какие-то случайные прохожие. Все долго что-то бормотали, тыкали в снимки пальцами и поставили диагноз – ушиб. Прямо так и сказали – никакого компресса мол у меня нет, только ушиб. Тут же в аптеке дали обезболивающие, какую-то мазь и отправили домой. По ходу я успел купить у них еще и корсет, правда, немного меньше, чем мне был нужен, но выбирать было не из чего. Индусы вообще народ мелковатый и боюсь большего размера у них никогда и не было. Ребята предложили ужин принести в гостишку, но я отказался, пошел сам. На ужине выяснилось, что в тибетском монастыре днем работает неплохой врач, который тут не одного такого пилота на ноги поставил – то ли мануальщик, то ли иглоукалыватель (а скорее и то и другое).
« Останнє редагування: Жовтень 24, 2012, 21:05:18 від serge »
http://paragliding.in.ua предлагает снаряжение AEROS - AXIS - UP Paragliding - SOL Paragliders - Gin Gliders - ADVANCE - Woody Valley - AVA Sport - Icaro - NIVIUK - Sky Country - Brauniger Gmbh - Garmin - SupAir - +380675004377

Offline serge

  • Сергей Прокопенко
  • Administrator
  • *****
  • Повідомлень: 6072
  • Karma: +121/-26
  • wings
Re: АКУНА МАТАРА или ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ С МАРСА
« Reply #1 : Жовтень 24, 2012, 21:03:30 »
Тут же  за ужином, Рита рассказала, что среди пилотов есть швейцарец, рентгенолог по профессии. Обещали разыскать его.


На ночь таблетки и спать. Чувствую, ночка будет бессонная, боль еще достаточно сильная, хотя уже вполне терпимая.


21.10.05
Почти все уже уехали на гору. Сегодня к Шорохову приехала группа. Приятно было встретить  старых знакомых – братьев Карамазовых. На завтрак иду с рентген-снимками. Планирую после зайти к врачу-тебетцу. Врач оказался довольно симпатичный цивильный дядечка (я, если честно, ожидал увидеть монаха). Он долго смотрел мои снимки и сказал, что у меня компрессионный перелом, и что мне противопоказан какой либо вообще массаж. Новость не из приятных. Но я чувствую себя уже намного лучше, чем вчера и не хочу в это верить. Попытки Вадика и Лены, сопровождавших меня в качестве переводчиков, объяснить, что у меня несколько лет назад уже был компресс, и, возможно, на снимках он видит именно его, ни к чему не привели. То ли он не понял наш английский, то ли мы его. День посвящаю праздному шатанию по поселку. Валятся в постели, как мне советовали все, совсем не хочется.  Побродил по рынку, зашел в один из монастырей, много фотографировал. Встретил там Курилова и Ромарио. В Бире и его окрестностях вообще достаточно много тибетских монастырей. В самом поселке три больших. А в окрестностях и не счесть. И еще есть маленькие монастыри  на хребтах вообще особенное зрелище. Они расположены достаточно высоко прямо на острых гребнях. К ним не ведет (и, естественно не может вести) никаких дорог, только серпантины труднопроходимых тропок. Пролетая над ними и видя всю их красоту можно только представить себе, каких титанических усилий стоило возвести их здесь. На верхотуру я, конечно, не лазил, а забрел в один из монастырей в поселке. Ходить здесь можно везде, монахи ничему не воспрепятствуют. Единственное требование – это разуваться перед входом в монастырь. Рассказать обо всем увиденном довольно сложно, на все это нужно смотреть. Хотя ничего сверхъестественного я там ни увидел. Просто все довольно интересно и экзотично, особенно для неискушенных глаз. Все это я когда-то видел только по телевизору, а теперь вот воочию. Среди монахов встречаются не только этнические тибетцы, довольно много иностранцев, говорят, даже есть русскоговорящие (толи буряты, толи, удмурты). Народ в монастыре в целом очень доброжелательный и приветливый. Возрастные категории от пяти-шестилетних пацанов до седобородых старцев. Все, естественно, бритые наголо или с небольшим ежиком.


Набродившись вдоволь, решил устроить стирку. В принципе, хозяйка мини-гостиницы, в которой мы живем, предлагала нам услуги по стирке белья, и в принципе даром (5 рупий за вещь), но лучше ими не пользоваться. Это вообще необъяснимый феномен. Ее семья смогла построить довольно комфортабельную (по индусским меркам, конечно) гостиницу, а сами живут по соседству в настоящей лачуге, у нас номера со всеми удобствами, включая бойлер и горячий душ, у них все это на улице. О горячей воде речь вообще не идет. Что-то вроде торчащей из земли трубы-крана, из которого течет вода, расположен прямо на улице, неподалеку от неизменного сточного арыка. Здесь моют продукты, здесь же прямо на полу и стирают хозяйственным мылом в холодной воде. Белье сушат, разложив прямо на траве или кустах. Такое повсеместно. Почему не на веревках – для меня загадка. У нас вдоль дома натянута какая-то веревка с привязанными к ней сухими листьями. После нашей попытки вывесит на нее белье, хозяйка сильно возмутилась. Мы так поняли, что веревка имеет какой-то мистический смысл, возможно, отгоняет злых духов. Дима Бондырев предположил, что воняющие после полетов и развешанные на эту веревку носки решат проблему отпугивания злых духов намного эффективней. Но все равно хозяйка специально для нас вывесила на крыше гостиницы бельевую веревку.


На ужине выяснилось, что многие решили от полетов денек другой отдохнуть. Оно и не удивительно – улетались, соревнования были довольно напряженные. Кто-то хочет просто поваляться, кто-то побродить по лавочкам и сделать покупки, а кто-то съездить куда ни будь на экскурсию. Я тоже решил дома не сидеть, хотя спина еще довольно сильно побаливает. Предварительно договариваюсь присоединиться к группе из Бори, Тани и Светы для поездки в Драмсалу. Окончательно решу утром исходя из самочувствия. Ехать туда часа два, хотя, всего семьдесят с небольшим километров. Это проблема местных дорог, об этом я уже писал. Долететь на параплане, как показала практика, получается гораздо быстрее (хотя и расстояние по прямой несколько короче – 45 км.).


Уже после ужина удалось отыскать  швейцарца-рентгенолога. Он осмотрел снимки и сообщил, что компресс есть. Только непонятно, старый или новый. В общем, нужно найти дома мои старые снимки, отсканировать и переслать сюда по мылу, чтоб он мог сравнить и тогда уже ставить окончательный диагноз. Тут же звоню домой.   


22.10.05
Утром встали рано, на такси и в путь. Сожрал таблетку, откинул переднее сиденье  в полулежачее положение – вроде терпимо, хотя на кочках (а их тут немерено) возникает нестерпимое желание дать водиле в морду. Они тут на кочках и ямах вообще не притормаживают. По дороге проезжая через Бизнат посетили один из древнейших в Индии (более 1000 лет), и к слову сказать, неплохо сохранившийся индуистский храм. Он совершенно необычной архитектуры – такой каменный купол, весь украшенный резьбой. Удивительно, как он столько простоял. По территории беспрепятственно лазили обезьяны. Их тут вообще везде много, почти как у нас в городах бродячих кошек. Нет, вру, конечно, меньше, но все равно есть. А вот кошек, к слову сказать, я тут видел всего несколько раз. И раз уже заговорил про живность всякую – небольшое лирическое отступление, пока не забыл. Возле нашей гостиницы обитает стайка мангустов. Когда мы идем на завтрак, они сидят на тропинке, но к себе близко не подпускают, убегают в кусты. Снять их на фото мне так ни разу и не удалось. Может еще получится.


В Драмсале сразу отправились к ее главной достопримечательности, той, ради которой сюда толпами прут иностранцы – резиденции Далай-ламы, изгнанного из Тибета лет пятьдесят назад. Это какой-то отстой. Совершенно современные здания, никакой тебе экзотики. Нет, не в смысле из стекла и алюминия, а так, напомнили архитектуру провинциальных административных зданий 60-70-ых годов советского периода ни какой тебе древности. У нас в Бире монастыри гораздо круче. А иностранцев тут действительно валом, всех мастей. В основном преобладают хиппи-подобные, но попадаются и бюргеры преклонного возраста. При резиденции есть небольшой храм, где мы попали, как нам казалось, на какую то церемонию. Двое молодых монахов сидели на полу, сложив ноги под себя, а еще целая толпа что-то им громко выкрикивала, размахивала руками, хлопала в ладоши. Рядом сидели старые монахи и молча за всем наблюдали, а вдоль стен совсем молодежь, которая с мест поддерживала кричащих. Как потом выяснилось это была игра, наподобие нашего «крокодила», только с другими правилами, но смысл тот же – загадывание и разгадывание различных слов.


После побродили по местному рынку, или можно сказать по этой части города, а она и есть сплошной рынок. Учитывая, что здесь туризм развит, все заточено под иностранцев, экзотики хоть отбавляй. Хотя, скорее, она здесь, как и везде в Индии, естественна, только чуть замешана на бизнесе. Многие уже поняли, с чего можно «срубить капусту». Валом всякого антиквариата, но и цены уже отнюдь не бросовые, хотя кое что даже подешевле чем в Бире. Полно лавочек с товарами местных ремесленников – от различного рода бижутерии с различными камушками, медяшками и прочими висюльками с национальным и не очень уклоном, до каких то ковров, пледов, шарфов, платков и прочих сари. Много разных сувениров – наборы пиал с драконами, копии предметов буддийских культов, открытки с портретом Далай-ламы  и прочая фигня. Есть здесь, так же, и вполне цивильные организации, это и отделения банков (где, кстати, можно снять, за минусом грабительских пяти процентов, наличные с карточки, что само по себе большая редкость для этой части Индии), и турагенства, и авиакассы, и гостиницы и даже супермаркет уже не гаражного типа, но все равно зачуханного и задрипанного. Есть и неплохие ресторанчики. Но все это, все равно, убогое, вперемешку с еще более убогим. Прямо перед входом в супермаркет (статус магазина определен по вывеске, назвать его так невозможно даже с самой большой натяжкой, например, среди разного мусора и своего же дерьма, валялась корова (ну это понятно-священное животное, они здесь всюду). Ну и конечно запахи. Там где мы живем, запахов тоже хватает, но не настолько. Все-таки тибетская колония отличается относительной чистоплотностью (хотя если честно – ее здесь нет нигде, все весьма условно). Валом в городе и разных попрошаек и нищих с самыми немыслимыми уродствами.
Проголодавшись, зашли в итальянскую кафешку, – вполне сносные пицца и спагетти. В целом городок прикольный (хотя мы были только в его верхней части), напоминает сплошной турецкий базар.
Домой добирались с приключениями. Еще по дороге в Драмсалу мы пробили колесо. Водитель быстро поставил запаску, ну и поехали себе. Когда же по дороге домой мы опять пробили колесо, я думал это капец - придется ночевать на дороге. Но не тут то было, водила извлек фиг знает откуда вторую запаску, а пока ее ставил, отправил пробитое колесо с попутной машиной до ближайшей вулканизации. Колесо мы быстро поставили, а километров через 5 добрались и до шиномонтажа, где босоногий мальчуган при помощи монтировки и еще какой-то железяки кустарного изготовления пытался стянуть покрышку с диска. Мне все время казалось, что он вот-вот отфигачит себе пальцы на ногах, так лихо он ворочал этими железяками, при этом босыми ногами стоя прямо на колесе. Только тут разглядел рисунок на наших колесах, вернее его отсутствие. Вся резина была абсолютно лысая, местами даже проступал корт. Да еще и колеса были все разные. Но тут уже ничему не удивляешься, даже этот небезопасный факт только повеселил  - поржали, поставили колесо и поехали дальше. Марсиане, блин.


Добрались уже далеко затемно. Сразу в Интернет-кафе. Аня откапала мои снимки, а Родик целый день носился по всем фотомастерским и больницам в поисках сканера, умеющего сканировать рентгеновские пленки. Сканер так найти и не удалось. Пришлось просто сфотографировать на фоне светящейся фигни (не знаю, как называется), какая используется в травмпунктах. Снимки получились неплохие, вполне разборчивые, только доктора нашего найти уже смогли, слишком поздно.


Утром, собираюсь ехать в долину Кул, уже в составе другой группы – Света, Марина и Алла. Дорога туда занимает 5 часов. Поездка для меня будет утомительная, но все равно решаю ехать. Такси заказываем на 5 утра. Оставляю Борису свои местные снимки и компьютер, в котором у меня присланные из дома старые снимки, чтоб он завтра показал их доктору.


Поужинать не получилось, все уже закрыто. Попили чаю и спать, подъем в 4-30.

23.10.05.
Такси приехало немного раньше пяти, я еще только выползал из душа, и как здесь принято, не взирая на время суток, долго и громко сигналил. Улегся на переднее сиденье и продолжил досматривать утренние сны. Когда окончательно проснулся, было уже светло. Мы въехали в населенный пункт Манди, расположенный в очень живописном ущелье, по дну которого текла горная река. Сам поселок или городишко (не поймешь) очень красивый, на склонах возвышаются красивые белые дворцы. Дальше наш путь проходил по ущелью. Дорога виляла по склонам серпантинами, иногда заныривала в тоннели, а иногда проходило по вырезанному  в отвесной скале желобу. Местами реку перегораживала платина, образуя искусственное водохранилище. На крутых склонах ущелья вдруг из ниоткуда возникали, как воздушные замки, маленькие монастыри. Порой они располагались в практически недоступных местах – мало того, что тропинка к ним карабкалась высоко вверх по очень крутым склонам и скалам, так еще и начиналась тропинка прямо из воды, то есть, чтоб попасть туда, нужно переправляться по реке на лодке с противоположного берега (прямо Стикс какой-то). Другой дороги туда нет. Да, еще через ущелье на громадной высоте натянута навесная переправа для небольших грузов, которые перетягивают вручную в корзинах. Еще несколько часов езды и мы прибыли в главный населенный пункт долины Кулу поселок Манали. Как я смог понять, этот поселок – горнолыжный курорт. Правда, с горными лыжами тут туговато – всего один подъемник, но зато отелей тут хоть отбавляй. В целом, этот курорт для богатых индусов. Европейцы тут появляются крайне редко. Марсиане с юга прячутся здесь от летней жары (или от тропических ливней в сезон дождей). Все очень похоже на Домбай, даже ландшафт – ущелье, склоны которого покрыты высокими елями и местами альпийскими лугами. Над долиной возвышаются снежные вершины. А на дне ущелья расположен этот поселок. Наш таксист сразу, не спрашивая нас, привез нас к главной (с его точки зрения) достопримечательности этого поселка – какому-то древнему храму. Выполнен он весь из дерева, почерневшего от времени, и очень маленькому. Внутри расположен грот высотой не больше метра, на дне которого в старинной детской кроватке лежала скульптура то ли младенца, то ли старухи, вся заваленная цветами и лентами. Огромное скопление паломников перед входом в храм – практически очередь как в мавзолей, все на корточках заползали в грот, совершали свой обряд и уступали место следующим. Кому, или чему посвящен это храм мы толком так и не узнали, вроде какой-то богине, которая всегда остается младенцем. Люди здесь сильно отличались от всех остальных индусов – это, как правило, знать – курорт то для не бедных. Все довольно богато одеты, на относительно дорогих машинах и с недешевой фото-видео аппаратурой. Девчонкам очень хотелось посмотреть усадьбу Рерихов. Наш водитель толком не знал где она находиться, и мы пытались приставать с вопросами ко всем англоговорящим индусам, но никто ничего вразумительного нам так и не сказал.
Дальше наш водитель повез нас в местную парапланерную школу, опять непонятно зачем. Видно он подумал, что нам будет интересно пообщаться с местными пилотами. То, что мы увидели иначе, как сараем не назовешь. Но, тем не менее, вывеска на стене красноречиво говорила, что именно здесь и обучают полетам. Перед входом стояла машина скорой помощи с эмблемой школы. О, это круто, я думаю, не всякая парапланерная школа имеет свою «Скорую помощь», но, как потом выяснилось, это скорее необходимость, чем роскошь. Когда мы увидели, на чем они летают, все сразу стало ясно. Это были древнейшие купола из виденных мной ранее, причем в ужасном состоянии. Я удивлен, как это вообще еще может летать. Теперь стало ясно, зачем им своя скорая помощь. Инструктора, судя по загрязненности одежды, одновременно подрабатывали пастухами (или  пастухи инструкторами, там толком не разберешь). Тем не менее, их основной источник заработка это не обучение, а, как наверно и везде, катание пассажиров на тендеме. Ребята показали нам, где в окрестностях находятся наиболее удобные старты и посадки. Побывали мы и на их учебном склоне – он же поле для посадки. Наблюдали шикарную картину: двое индусов запряженные веревкой тянут за собой купол с пассажиркой на высоте метров 5-6, а сзади бежит еще один «рулевой», у которого в руках находятся удлиненные на эти 5-6 метров клеванты. Прикололи нас и огромных размеров шары-мячи (даже не знаю, как это назвать, но такое я раньше видел только в интерненте) полые внутри в которые помещаются два человека, закрепляются там специальными ремнями и спускаются с горы. Если бы не моя спина, я бы обязательно попробовал. Кстати некоторые из пилотов показались нам вполне вразумительными (ну не виноваты они в том, что живут в нищете и не могут позволить себе купить, даже на доход от своего бизнеса новое оборудование). Они очень мило поболтали с нами, рассказали о своих полетах, о своих проблемах, и даже к нашему великому удивлению (мы уже было, совсем потеряли надежду) объяснили нашему водителю, как проехать к усадьбе Рерихов. Оказывается мы проскочили поворот на нее по дороге сюда не доезжая 6 км. до Манали. Мы направились в усадьбу Рерихов. Позвонил Борис и обрадовал меня хорошей новостью – наш швейцарец-доктор сравнил мои старые и новые снимки (типа игра – найди десять отличий), и ни одного отличия не нашел. Компресс старый, а значит у меня просто сильный ушиб. Пройдет неделя-другая, и я забуду про него. Все, завтра еду на старт (надо не забыть утром сожрать таблетку). Заодно спросил у Бориса: «как тут правильно тупить в этом Манали» А то мы толком и не поняли, зачем сюда столько перлись. Монастырь, (вернее храм) нас не сильно впечатлил,  Рерих (мне лично) тоже не сильно нужен. Знали мы еще об одной достопримечательности – сероводородные купели. Но я сразу сказал, что туда ехать не стоит, тем более, что купаться там нам и в голову не могло прийти, зная чистоплотность индусов и какое место в мире занимает Индия по количеству всякой заразы. Борис посоветовал съездить на перевал Ротанг. Это самый высокий перевал Индии, через который проходит автомобильная дорога. Находиться он на высоте чуть более 5000 метров над уровнем моря (ну нифига себе). Мы тут же принимаем решение – ехать. Недолго торгуемся с водителем по поводу прибавки к оговоренному ранее гонорару (это еще два часа пути очень сложной дороги), Рерихов оставляем на обратный путь (если время останется), разворачиваемся и в путь. Первое, что бросилось в глаза, как только выехали из Манали (заманала нас уже это Манали) – это огромное количество (не менее тысячи а то и пару) растянувшихся вдоль дороги шалашей, сколоченный из всякого подручного хлама – старые доски, куски полиэтилена и рубероида, битого шифера, раскроенных бочек, каких то тряпок.. Многие крыты соломой. Такие я когда-то видел в Израиле в пустыне Негев – там в них жили бедуины. Видел такие жилища в немалом количестве и в Индии. Но это было не жилье. Напротив каждого такого сарая (нет сарай в сравнении с таким строением просто дворец) стояла табличка с надписью «SHOP № такой-то» На стенах этих хибар была развешена (как бы это помягче сказать) одежда. Нет, одеждой ее тоже назвать можно с большой натяжкой, скорее ветошь и какое то тряпье. Были тут и рваные замызганные халаты, и выцветшие грязные горнолыжные комбинезоны, и какие то шубы из чебурашкового меха (рассадники вшей), и топорно обрезанные резиновые сапоги с неаккуратно наляпанными краской какими-то цифрами. Вся одежда висела на самодельных (из проволоки) плечиках, а обувь аккуратными парами (иногда два правых или левых) расставлена прямо на земле. Почти у каждой такой полуземлянки сидел кто-то, а то и несколько. Неужели это и вправду магазины? Но кто и что здесь может покупать??? К тому же увидя тысячу магазинов, я так и не увидел ни одного покупателя. Зачем они здесь? С чего они живут? Откуда этот товар и что они продают? Может гуманитарка? Одни вопросы и ни одного ответа. Так может это и не магазины вовсе? Да нет, вроде ясно же написано на каждом их них «SHOP». Когда разгадывание этого ребуса окончательно завело нас в тупик, все ответы на наши вопросы разрешил водитель. Он объяснил, что здесь, внизу, сейчас жарко, а на перевале, холодно (скорее всего – минус), а мы легко одеты. И предложил нам взять напрокат в специальных «SHOP»ах теплую одежду. Он так и не понял, почему мы в один голос заорали – «Нееееет». Лучше мы замерзнем, да мы русские вааще никогда не мерзнем, побывал бы он у нас в Сибире» ну и все в таком духе. Но тут надо знать индусов и понимать их отношение к чистоте и гигиене, и его недоумение по поводу нашего отказа сразу станет понятно.


Дорога начала серпантином карабкаться вверх. Это просто супер. Представьте себе асфальтированную дорогу на Ай-Петри (самый ее крутой участок) со стороны Ялты. Теперь представьте, что она в два раза уже, и карабкается по склону, в два раза круче. Местами дорога смыта селями и лавинами и просто расчищена бульдозером  (асфальта в этих местах, как и не бывало). А теперь представьте, что по ней непрерывным потоком в оба конца идут грузовики, рейсовые автобусы и туристические (и прочие легковые) автомобили. Дело в том, что эта дорога – единственная транспортная нить, связывающая населенные пункты за хребтом с остальной частью Индии. Как, и принято, в Индии, на поворотах никто не притормаживает, а просто заблаговременно начинают громко сигналить. Меня вообще очень удивляет, что при такой, на наш взгляд очень опасной, манере езды, за все дни моего пребывания в Индии, я не видел ни одной аварии. Возможно, секрет кроется в том, что быстро здесь никто не ездит, по причине отсутствия нормальных дорог, а там где они есть, все равно сильно не разгонишься – скот, люди, рикши и т.д. и т.п. Да и машин нормальных, способных развить большую скорость, здесь тоже очень мало (хотя гудят они все так, будто несутся на сверхзвуке).


Дорога все выше и выше поднимает нас над долиной, и все прикольней виды открываются отсюда, все ближе и ближе снежные шапки вершин, и все ниже поселок Манали и река внизу. Вот и граница зеленки уже оказалась под нами. Проехали еще одну парапланерную школу (ничуть не лучше первой) с  довольно удобным стартом, расположенную уже почти под самым перевалом, но останавливаться уже не стали. Наконец показалась перевальная седловина, но на нее мы, почему-то, не выехали, а остановились, не доехав километр, чуть пониже на площадке, очень напомнившую мне Ай-Петри (нет, не саму вершину или плато, а площадку перед станцией канатной дороги, всю заставленную шалманами и загаженную лошадьми и верблюдами). Здесь все то же самое. К нам тут же прицепились какие-то индусы с «ненавязчивым» предложением – «совершить увлекательную часовую прогулку на ослах по окрестностям перевала». И это при минус пяти и при сильном ветре. Вот уж где народ (про ослов я просто молчу) по настоящему морозостойкий. Мы тут же запрыгнули обратно в машину и потребовали от водителя вывести нас непосредственно на перевал. На холме над перевальной седловиной было установлена то ли металлическая, толи деревянная конструкция вся сплошь увешанная молитвенными флагами. Их в северной Индии, где сильны тибетские традиции, вообще очень много. На флагах пишутся молитвы, и ветер уносит их высоко в горы – пристанища богов.


Вид с перевала открывался великолепный на обе стороны хребта. Снежные вершины были так близко (обычный обман зрения, так всегда бывает в больших горах – невозможно оценить расстояния). На самом перевале снега не было, не считая небольшого количества грязного льда в затененных участках, хотя Боря утверждал (и это подтверждало видео), что в прошлом году почти в это же время перевал был по пояс в снегу.


Нафотографировавшись вдоволь и изрядно замерзнув, мы отправились в машину. По дороге нас опять несколько раз останавливали индусы, с просьбой с нами сфотографироваться (эта просьба несуразная сопровождает нас все время, с момента въезда в Манали) – белые люди тут редкость. Последними в этой очереди были какие-то военные (возможно пограничники). Больше всех конечно доставалось девчонкам (еще бы – блондинки),  дети постоянно пытались их потрогать. В итоге все стрелы были переведены на меня (прямо отказывать же неудобно) – мол «вот наш менеджер, все вопросы решайте с ним». Я, конечно, тоже никому не отказывал, и, пока мы окончательно не задубели, мы с натянутыми улыбками позировали в одной шеренге с индусами на фоне заснеженных гор перед фото и видео камерами их друзей и родственников.


Спустившись с перевала, мы поняли, как мы сильно замерзли и проголодались. Случайно увидели магазин с алкоголем (здесь большая редкость, индусы в целом непьющий народ и в ресторанах и обычных магазинах алкоголь не продают, только специализированных лавках, коих здесь очень мало), и запаслись бутылкой местного рома.


В Манали заехали в неплохой (по местным меркам) ресторан, даже с сервированными и покрытыми скатертями столами и униформой официантов. Отогревшись, наевшись и отхлебнув немного рома, мы отправились домой (к Рерихам ехать было уже поздно – стемнело). Алкоголь и сытный ужин сделали свое дело – отрубился в машине как младенец и проснулся уже дома.
Всем спать – завтра (вернее уже сегодня) на полеты.


01.11.05
Уже сижу в автобусе, который везет меня из Драмсалы в Дели. Все эти дни я систематически попускал ведение дневника (тупил), хотя каждый  день собирался засесть за него, по принципу – ни дня без строчки. Но все время возникали какие-то препятствия – то слишком поздно, то некогда а-то просто влом. В общем тупил по полной – Акуна Матара. В итоге промчалась неделя, причем очень насыщенная, ничего не написано, и сейчас попытаюсь наверстать упущенное. Сильно трясет, батарейки в компе надолго не хватит, но, сколько успею – столько успею.


Первый полет после травмы был довольно тяжелым, и не столько сам полет, сколько посадка. Пролетел я в этот день немного (по местным меркам), что-то около 30 км. дабы не сильно нагружать спину. Хотя был сильно удивлен, что в подвеске чувствовал себя великолепно, не ощущал никакой боли – то ли ее полулежащее положение, то ли анатомическая форма спинки, а возможно просто мобилизация организма, настроенного на полет. Проблем была только на посадке – даже самое мягкое приземление отдавалось резкой болью в пояснице, поскольку не только мой собственный вес, но и вес подвески обрушивали свою массу на травмированный участок. Боль была настолько сильной и резкой, что не смог устоять на ногах и сразу завалился на бок сразу после касания земли. Но главное начало положено – летать я могу, и завтра попробую сделать маршрут посерьезней.


В итоге за эти несколько дней я отлично влетался. Боль все меньше и меньше напоминала о себе, хотя таблетки утром все равно заглатывал. Все оставшиеся дни меньше шестидесяти километров не летал, за исключением крайнего (сегодняшнего) дня, но об этом позже, каждый день по три – пять часов в воздухе. Чтобы летать было интересней, мы сами для себя ставили задание, и летали по нему, иногда по ходу меняя, в зависимости от изменений в развитии погоды. Наконец слетал первую в своей жизни сотню. Много общаясь и наблюдая за компетиторами, наконец понял, как им удается прилетать на финиш с таким громадным разрывом во времени, от остальных пилотов. Дело то не только (и даже не столько) в куполах. Хотя и летают они конечно на тройках, но для борьбы только между собой, когда бой идет если не на секунды (хотя бывает и так), то на минуты, так точно. Именно поэтому Шорохов и вынужден был кинуть запаску в один из дней соревнований. Он нормально лидировал, но у него на хвосте сидел Дима Масленников и поляк Войтек буквально в сотне метров. И когда до финиша оставалось буквально 600-500 метров, Коля выдавил третью ступень акселя своего Бумеранга. А, как он потом сам говорил, на третьей ступеньке Бумер очень неустойчив, и он получил серьезный коллапс, куча сложений, галстук,  (и где, над долиной, где воздух стабилен, это в горах сильно колбасит, над долиной обычно не так), потом сильнейшая авторотация и запаска. Но это у них, у компетиторов, такое серьезное зарубалово. Мы ж в основном, хоть и соревновались, но все больше летали для себя, в удовольствие. И поэтому разрывы между нами и ними иногда измерялись уже не минутами, а часами.


Долетать до финиша у меня уже получалось, оставалось научиться летать быстрее. А первое неразрывно связано со вторым – прожуешь где-то сопли, в каком ни будь дохлом потоке, не успеешь до 16-30 выйти в зону прямого долета до финиша – придется садиться на рисовые чеки в каком ни будь километре (вот обидно) от финиша. Несколько важных уроков, которые я извлек для себя здесь: первое – если погода сильная (а здесь другой практически и не было) не винтить слабые потоки (пустая трата времени), где-то рядом живет нормальная 4-6 (а у меня бывали и восьмерки); второе – не вырабатывать поток до конца, брать ровно столько, сколько нужно для перехода на следующий хребет к другому потоку; третье – на переходах всегда использовать аксель, даже если ветер попутный (придешь раньше в поток, раньше навинтишь потерянное на качестве); четвертое – не бояться летать вдоль рельефа, облизывая хребты, даже в роторных зонах, конечно при не очень сильных ветрах (колбасит, но все контролируемо); пятое – всегда планировать полет и следить за временем. Ну и еще куча всего, все не опишешь, в общем, сплошные университеты. Я думаю, что если б соревнования проводили в конце моей поездки, и я смог применить опыт, полученный здесь, – мой результат в соревнованиях был-бы значительно лучше. Попробуем использовать его на следующих соревнованиях :)))

На самих соревнованиях близко к рельефу приближался не так часто, все, как дурак, пытался вывинтиться повыше, а там иногда упирался во встречный ветер. И только сейчас начал вылизывать рельеф, и получил с массой неприятностей в виде различных множественных сложений и массу удовольствия от самих полетов и конечно от увиденного (со штуки то метров не сильно, что то рассмотришь). Прежде всего – это жилища индусов и их рисовые чеки -  они умудряются жить и обрабатывать землю первобытными способами везде (пашут мотыгой или, кто побогаче, на волах, убирают рис серпами и т.д.), практически в самых недоступных местах – например на острых хребтах, где нет дорог, а тропинки к их жилищам порой соответствуют скальным двойкам. Острые гребни они умудряются террасировать. И причем они живут везде, ну просто везде. Даже там где их не видно – они все равно есть. Для меня так и осталось, загадкой как они добывают там (на вершинах) воду. И причем ее хватает заливать террасы с рисовыми чеками. Все эти дикие деревеньки (или хутора, бывает не белее двух трех домов) очень многолюдны, и не поймешь, как они там все помещаются. Особенно поражает количество детей (вот уж точно Индии никогда не будет угрожать демографический спад). Когда пролетаешь над ними на малой высоте, они всей гурьбой высыпают на открытое пространство и поднимают такой ор и свист, что даже в шлеме уши закладывает. В некоторых таких деревеньках даже есть свои школы, чаще под открытым небом или навесом. Лучший способ сорвать уроки – пролететь над школой. Дома в таких деревеньках крыты, вместо черепицы – камнем, типа нашего судакского сланца – плоские прямоугольные плитки. Всякая живность изобилует в местных лесах, в основном обезьяны. Когда пролетаешь над ними низко, они орут как ненормальные и убегают, быстро перепрыгивая с ветки на ветку, с дерева на дерева (прямо, как в мультике про Маугли). Про маленькие горные храмы с красными крышами уже, по-моему, писал.  Стоят они обычно на открытых местах и смотрятся с воздуха просто завораживающе. Ну и сами горы, конечно, очень красивые. Пытался фотографировать – но всей красоты на фото не видно, все получается плоско и в какой-то дымке, и это не только у меня, но даже у тех, у кого очень серьезная аппаратура с дорогущей оптикой.


Буквально через пару дней, после приезда группы Шорохова, отвалили поляки, а еще через день и часть нашей группы – Зверинец  в полном составе, Отморозки, Димка Бондарев и Вова Курилов. Остались только я, Борис, Татьяна, само собой Шорохов с группой (аж 20 человек), ну и конечно те, кто в Индии почти прописался и живет тут давно, или просто приезжает на зимовку Вадим Богруцевич. Ромарио, Дима Масленников, Ленка, Рита. Но зато на следующий день к нам присоединился Серега Костромитин, Наталья, а еще днем позже Таня Неваляева и Саша из Екатиринбурга. В общем, хоть и буржуев тоже было не мало, и  на смену отъезжающим прибывали все новые силы, русские были везде. Очень прикольно на этом фоне слушать тибетско-индийскую ночь. Стрекочут сверчки и цикады, орут попугаи, лают и воют собаки, встревоженные спустившимся в ночь с гор волком или барсом, в монастырях монахи справляют (причем очень громко, и по очереди на протяжении всей ночи) свои обряды дудения в длинные, такие, дудки, стучания в барабаны  и различные колокола и литавры. Где-то вдали обгоняя друг друга в закрытом повороте, перекликаются гудками водители грузовиков и автобусов. И очень гармонично во все эти звуки вливается нестройный пьяный хор: «…..выыплыывааааают раааспииисныыыыыееееее Стеенькиии Раааазинаа челныыы………». В общем наши везде, и даже в эфире. И развлекаются русские так – все пилоты в Бире не только летают с рациями, но и таскают их с собой включенными везде. Очень удобно, постоянный эффект присутствия – кто бы что в эфире не обсуждал – ты всегда в курсе всех последних новостей. И нередко в эфире можно было услышать приблизительно следующее: «Внимание, говорит Москва (реальный голос Левитана)», потом звучит гимн России (это все у Вадика в мобиле забито, и достаточно поднести рацию к телефону и нажать тангенту). Потом пару тройку разных мелодий или песенок, (как правило, из мультиков или фильмов, с небольшими предисловиями типа: «…да пошел ты в жопу, директор…») и все из того же источника. И потом уже голос Димы Масленникова сообщает: «вы прослушали саундтрек к мультфильму (фильму…..), в студии для вас работает ди-джей Вадим Багруцевич, оставайтесь с нами на частоте 144 и 5». Через какое то время начали поступать заявки. А поскольку фонотека (у Вадима в мобильнике) ограничена, все гонялось по кругу, пока в студии не заканчивался алкоголь (имеется в виду тибетское кафе на втором этаже, которое мы практически сразу облюбовали для завтраков, ужинов и откуда происходило вещание, ах да, про него я уже писал, это наш Марсианский Байконур). Под алкоголем (как только закончились дьютифришные запасы виски) я имею в виду местного производства ром «Старый Монах», который мы окрестили «дохлой (или старой) обезьяной» за довольно мерзкий вкус (очень сладкий, отдаленно напоминает микстуру от кашля, но явно не самбука). После недельного пребывания в Бире все эти развлечения (за неимением других) с легкой руки Отморозков поимели совершенно определенное название – «тупить». Тупить – это практически все, любое убивание времени между полетами (хотя Отморозки умудрялись тупить даже в полете).

Уже привык к местной пище и почти свободно ориентируюсь в меню. Немного скучаю за кофе. Нормального нигде нет. Случайно в гостишке откапал банку заварного кофе, оставленную туристами. Хватило не на долго. Почему здесь нет нормально кофе – для меня загадка. Когда Наталья, только приехав, попыталась заказать себе кофе, мы стали ее отговаривать, мол, кофе здесь дерьмо, Она все равно настояла на своем и Боря в ее заказнике (заказ в кафешках заполняли себе сами) честно написал «coffee из говна» (это дословно).  Марсианка после долгого изучения этой строки в заказнике принесла таки кофе. Боря и спрашивает «это точно из говна?» «Ес ес, сэр» - слышим добродушный ответ. Кофе, как мы и предполагали, действительно был говняный.

В общем всего прожитого и пережитого не перескажешь, масса положительных эмоций, но наряду с ними были и неприятные моменты. Практически на моих глазах сорвал на посадке купол в негатив мой тезка – Славик из группы Шорохова (сам срыв не видел, только падение). В итоге приземление по ветру на уже вышедшем куполе в косом клевке. Закрытый перелом левого бедра, открытый правого голеностопа, сильно рассечена бровь и не понятно что еще. Из русских рядом оказался только я. Вколол ему, поднесенную ребятами, ампулу трамадола, купленного накануне в Драмсале (здесь он продается без рецепта), Славку отправили в Драмсалу, ближайшую, относительно нормальную, больницу, а оттуда, поскольку потребовалась операция, которую там провести не могли в Дели (кстати, самолетом и по страховке), в очень крутую американскую клинику.


Какая-то швейцарка в этот же день кидала запаску, но вроде все обошлось. Накануне за день, и тоже у меня на глазах какого-то немца увезли с компрессией. И уже сегодня, когда провожали меня в Драмсале на автобус, позвонил Шорохов из Бира, и сообщил, что еще у одного буржуя вроде тоже компресс. Да, и еще у Шороховца одного, по-моему, Саша зовут, вроде вывих голеностопа еще в первые дни приезда их группы, но вроде уже пошел на поправку.

http://paragliding.in.ua предлагает снаряжение AEROS - AXIS - UP Paragliding - SOL Paragliders - Gin Gliders - ADVANCE - Woody Valley - AVA Sport - Icaro - NIVIUK - Sky Country - Brauniger Gmbh - Garmin - SupAir - +380675004377

Offline serge

  • Сергей Прокопенко
  • Administrator
  • *****
  • Повідомлень: 6072
  • Karma: +121/-26
  • wings
Re: АКУНА МАТАРА или ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ С МАРСА
« Reply #2 : Жовтень 24, 2012, 21:09:32 »

Все батарее кирдыц, надо выключать комп. Попробую уснуть. Остальное допишу завтра (даже наверно уже сегодня), если будет где зарядиться. Что меня ждет в Дели не знаю, паршиво не знать язык, в компании я обходился легко (почти все свободно владею английским), и надо отдать должное индусам, очень многие немного говорят на  инглиш (сказывается долгий период колонизации Англией), хотя и со страшным (со слов специалистов) акцентом. Мы его прозвали хиндиш. А если не говорят, то понимают почти всё и все, от таксистов до владельцев кафешек и магазинчиков в самых задрыпаных поселках. Прикольно, что когда незапланировано приземляешься в какой нибудь дыре, первое, что спрашивают эти человеческие детеныши (дети марсиан)– «вот из ё нейм». Их уже не коснулась колонизация и их познания в лингвистике пока ограничиваются несколькими фразами из школьной программы.


03.11.05
Уже в Шереметьево-1. Пока продолжу излагать прожитое, но неописанное, а потом вернемся к настоящему. Трудно догонять убегающий паровоз, особенно, когда события проносятся с такой быстротой.
Так, на чем мы закончили, ах да, на аборигенах. Ну да фиг с ними, о них можно писать бесконечно, поскольку именно люди в Индии и являют собой весь колорит этой страны.


Лучше вернемся к полетам, а то я так до прилета домой и не успею закончить, а там и подавно. Ну, так вот, Борис и Серега Костромитин, как и задумывали ранее, попытались совершить бывуак-флай километров так на двести и денька на три с ночевками в зонах предполагаемых стартов. Для ночевок в полевых условиях Борис даже привез с собой палатку, а Серега горелку. Маршрут долго изучался по картам и, наконец, был одобрен. Получился он приблизительно такой: Долина Чамба – Драмсала – Бир – Манди. От Драмсалы до Манди все уже было понятно, мы облетали эти участки вдоль и поперек, только не в один присест, а кусками. А вот Чамба – это полная загадка. Долго пытали местных аборигенов и, наконец, взяли такси и в ночь отправились в восьмичасовую поездку к месту первого старта. Не буду долго описывать их эмоции, но концовка такая: утром они пытались стартовать, и их тут же просадило в долине, откуда они пять часов выбирались пешком по горной тропе (какие здесь тропы я уже описывал). В общем, прокляли все на свете (оба к трекингу не особо привыкшие) поубивали в кровь ноги. В той долине, где они приземлились, не нашлось ни одного осла, а люди были настолько дикие, что, наверно, приняли их за детей Солнца прилетевших с неба, (как когда-то Алекса). Короче, на этом бивуак-флай был окончен. Ребята ночью вернулись (на такси) домой. Но, по крайней мере, была проведена разведка и возможность такого перелета. Отрицательный результат – тоже результат. Со слов Сереги, этот маршрут возможно пройти, но только  в обратном направлении, поскольку в той долине преобладают  восточные ветра, а переться против ветра, все равно, что умножить свои возможности на ноль.


Была и более удачная попытка рекордных перелетов. Шорохов с Масленниковым надумали побить рекорд по дальности этого места. До этого он был по моему 130 км. Стартовали рано. Долго шли вместе, дожидаясь друг друга. Потом, Шорохов понял, что так рекорд не совершить и оторвался вперед. Результат: Шорохов – 157 км., Масленников – 138. Коля говорит, что его 157 – это не только рекорд этого места, но и, похоже, рекорд Азии, и собрался регистрировать его в ФАИ. Очень рад за ребят, приятно видеть их уставшие, но счастливые физиономии.


В общем, много еще чего интересного произошло за эти дни, и полеты, и тупилово, и поездка в дальний монастырь. Очень он мне напомнил пионер-лагерь или интернат – все монахи-детишки лысые, одинаково одетые, и занимаются тем же, чем и мы в детстве – играют в чу, в футбол, жгут костры. Ну и конечно учат свои, непонятные нам науки. Сам монастырь очень большой и очень красивый. Особенно впечатлило убранство главного храма (хотя оно во всех монастырях довольно однотипно, Будда, барабаны, роспись на стенах) и ступы. Ступы – чем-то мне напомнили православные часовни (по размерам) в ряд их стояло семь. В каждой огромный вращающийся барабан, на котором написаны мантры.


Но всему хорошему рано или поздно приходит конец. Вот и приближается день моего отъезда. По случайному стечению обстоятельств он совпал с местным праздником нового года или, как здесь его называю – праздником огня (местное название не помню). Кто-то кинул идею съездить на праздник в Драмсалу. Этот городишка все же поболее нашего Бира будет, и возможно празднование там будет поинтересней, а заодно и меня проводить на автобус (билет у меня уже был куплен заранее). И как-то само собой родилась идея – а зачем туда ехать, если можно долететь, отправив параллельно машину со  шмотками, в Драмсалу, и заодно поручить ей функцию подбора, если кого вдруг сольет в долину. Собралось очень много народа – но не все захотели там оставаться на ночь (Боря с Серегой после своего трекинг-бивуак-флайя были уже по горло сыты Индией и просто захотели слетать в оба конца, без всякого праздника огня). 


Машина отправлена, все улетели. Я стартую одним из последних. Более опытные взяли шефство менее опытными, обещая вести их по маршруту от потока к потоку, чтоб постараться долететь всем. Очень хотелось, чтоб крайний мой полет в Индии был супер и запомнился надолго. Поэтому отрываюсь от общей тусовки и лечу один. Использую все, чему научился здесь за все эти дни. Уже на подлете к Биг-Фейсу облачность начала переформировываться в грозовую. Стараюсь обойти ее стороной, по краю, но не сильно увлекаюсь уходом в долину, иначе сольюсь. Серега Костромитин принимает решение садиться, Боря вместе с ним. Подбивают Таню Неваляеву и Наташу. Куда делась Рита вообще непонятно, похоже она сразу решила никуда далеко от старта не лететь. Аксель практически не отпускаю, несусь по краю облаков, ничего по дороге не кручу. Пару раз сосонуло в облако, но тут же выскакиваю из него. Один за другим обгоняю работающих внизу в потоках ребят. Долго гнался, за каким то буржуем. Нагнал его уже почти у Драмсалы в 9 км. от финиша. Он видно посчитал, что ему высоты на долет не хватет и остался у рельефа юзать потоки, а я сразу рванул на посадку. Для всех посадкой, еще на старте, был выбран полицейский стадион. У меня в GPS забита его точка. Прихожу над стадионов с запасом метров 400. Кручу винговеры, сажусь. Минут через десять прилетает уделанный мной буржуй, потом Ленка, Таня, Вадик, Димка, Энди. Все счастливые едем в такси в верхнюю Драмсалу. Там нас догоняют Таня Неваляева и Наташа. Пока ребята ищут гостиницу, брожу по антикварным лавкам. Потом все ужинаем в ресторане, запивая все ромом, прощание, и вот я в автобусе еду в Дели. Через пару километров выключаю рацию, теперь она мне не скоро понадобиться. Немного грустно оставаться одному. Эфир пуст. Мой марсо-ход уносит меня на другую сторону Красной Планеты.


Дели. Это нечто. На улице еще темно, еле-еле начинает светать. Нас остановили возле какой-то помойки. Просто, даже слов не нахожу, описать это, реальная свалка, кругом горят костры, прямо на земле, в лужах с какой-то слизью валяются существа в лохмотьях. Не могу понять, это конечная или нет. Мне ребята объяснали, что меня должны были высадить на Майн-Базаре, там я должен взять рикшу и приехать на ж.д вокзал, кинуть шмотки в камеру хранения и весь день осматривать город, чтоб уже к вечеру приехать в аэропорт. Водила начинает вытаскивать чемоданы и сумки из багажника. Пристаю ко всем с вопросом : «это Майн-базар?, это финиш?», не получаю никакого вразумительного ответа. Эти существа в лохмотьях начинают шевелиться и тянуть ко мне руки, или их обрубки - культи, все что то хотят, хватают за одежду, пытаются куда-то тащить. Это даже не Подсаки, это еще более низшая каста. Я понимаю, что они хотят отнести мой багаж и за это получить вознаграждение. Еще толком не проснувшись, очень туго соображаю. Пытаюсь укрыться от них в автобусе. К великому облегчению, обнаруживаю, что еще часть пассажиров сидит на своих местах – значит это еще не конечная, не Майн-Базар. Но это уже Дели. Светает очень быстро. Едем по городу, и моему взору открываются картины, виденные мной уже ранее в день приезда. Остановка. Это уже точно финиш. Все подрываются со своих мест, Здесь такая же рвань окружает автобус, кто-то пытается схватить из багажа мой парапланерный рюкзак. Меня перехватывает довольно прилично одетый  Чатланин (рубашечка, брючки, хоть и не желтые, я его узнал) и тянет к припаркованным неподалеку в огромном количестве мото-рикши. Понимаю, что как-то надо выбираться из этого плотного кольца окружения, и соглашаюсь на рикшу, хотя изначально рассчитывал на такси. Мой багаж состоит из четырех предметов – огромного парапланерного рюкзака, рюкзачка поменьше, кокпита и ноутбука. Все это занимает почти все жизненное пространство на заднем сиденье моего транспорта, поскольку багажника там не предусмотрено. Я сижу наполовину на сиденье, наполовину на улице. Место рядом с рикши занимает индус, перехвативший меня. Он в полоборота повернут ко мне, и я по ходу, пытаюсь объяснить, что мне надо на железнодорожный вокзал (он должен находиться где-то рядом). На недоуменные взгляды индуса (зачем, мол, уважаемому сэру на вокзал, неужели он поедет поездом?), я пытаюсь объяснить, что мне нужна камера хранения, мол, вечером мне надо в аэропорт, а сейчас хотел просто пошляться по городу. Как я позже врубился этот марсианин – настоящий прощелыга. Он привез меня в какой-то гараж в одном из убогих кварталов, убеждая, что это и есть очень надежная камера хранения, а на станцию ехать нет смысла, поскольку еще рано, а она работает с 10 часов. Очень твердо и настойчиво требую везти меня на трейн стейшн. Едем какими-то трущобами, постепенно выбираемся на улицу пошире. Но и здесь город просто  завален мусором и спящими везде прямо на земле и закутанными в лохмотья людьми. Полное ощущение притона или ночлежки для бродяг. Или свалки с бомжами. А может это съемки, какого ни будь фильма, и это все актеры, декорации, павильоны? Я ни капельки не преувеличиваю, даже где-то наоборот, не нахожу слов, чтоб передать все увиденное, это не перескажешь. Мой рикша останавливается и мой Чатланин сообщает мне, что мы, мол, приехали на станцию, а ее просто не видно, потому, что она вон там, через дорогу и вот за теми строениями, тут рядом, а здесь, типа, офис, и нам сюда, во двор. Я пытаюсь объяснить, что мне не нужен никакой офис, а только камера хранения, но мы уже приехали – действительно офис какой-то турфирмы. Меня вталкивают внутрь, усаживают на стул, и очень важный индус (наверно тоже Чатланин), оторвавшись от своих очень важных дел, наконец устремляем на меня свой взор – ну, мол, чё пожаловали. Я тоже недоуменно смотрю на своего прощелыгу, тенью стоящего за моей спиной («кто здесь»?), чё мол ты меня сюда притащил. Тогда они начинают о чем-то переговариваться, и кладут передо мной на стол какую то анкету, которую я должен заполнить. Не могу понять, что здесь происходит, мне всего лишь нужна была камера хранения, зачем я здесь. Потихоньку начинаю въезжать, что мне сватают экскурсию по городу. В мое распоряжение предлагается авто (скорее всего такси с ближайшей стоянки), 6-ти часовая экскурсия по Дели, сопровождать меня будет очень хороший экскурсовод (скорее всего мой Чатланин, который устроит мне экскурсию только по сувенирным и прочим магазинам, где он получает, как и в этом агентстве, бакшиш). А вечером меня отвезут в аэропорт. Интересуюсь, сколько такая экскурсия  будет стоить, хотя в мои планы она никак не входила, хотелось просто самому пошляться по старому городу. Выясняется, что есть два ценовых пакета – VIP и эконом (в чем принципиальное отличие, мне не объяснили), первый стоит 3500 рупий, второй 2800. Почти 65$ эконом, таких цен в Индии не бывает, понимаю, что меня просто разводят как лоха. Под предлогом покурить и подумать выхожу на улицу, прыгаю в рикшу и требую (пока не отдуплился мой аферист) быстро везти меня на станцию. Уже при выезде со двора он догоняет нас и на ходу запрыгивает в мой Пипилац. Подъезжаем к какой-то улочке с односторонним движением, откуда вываливает сплошной поток транспорта. Этот проныра сообщает мне, что на станцию – туда (станцию отсюда, кстати, уже видно, но до нее метров 600) и пойду я пешком, поскольку заехать туда нельзя, вот, мол, знак. – «Так  давай заедем с другой стороны, раз транспорт выезжает, значит он как-то туда заехал», не унимаюсь я. – «С  другой очень далеко объезжать, это через мост, тут пол города объехать надо», в отместку за мой отказ от выгодной экскурсии врет он не краснея. Мне надоел этот тип, хочу побыстрей от него избавиться и я перегружаю весь свой багаж на велорикшу который может заехать на вокзал с любой стороны, хоть по тротуару. Лис объявляет счет за оказанные услуги – 500 рупий, я истерически смеюсь, даю рикше 100 двумя бумажками по 50, потом, подумав, забираю назад один полтинник и приказываю моему новому рикше – «эй, извозчик, или как там тебя, подсак короче, трогай»
Через минуту я уже тащусь по вокзалу с кучей своих рюкзаков. Как может выглядеть вокзал в Дели, я даже не буду описывать. У кого богатое воображение тот легко представит его себе, достаточно сказать, что и у нас вокзалы всегда являлись сборищем бомжей и нищих и бродяг, а здесь это все не в кубе, так в квадрате. Долго плутая, переходя через пути по мосту, наконец, нахожу камеру хранения, которая почему-то закрыта. Вот облом, столько беспонтовых телодвижений. Ловлю на стоянке таксиста, «в аэропорт».


В аэропорту кидаю вещи в камеру хранения, разбираюсь (чтоб вечером не тратить на это время), в каком терминале у меня посадка, а где регистрация, и иду на стоянку такси. Мимо проезжает рейсовый автобус, из которого зазывала предлагает мне «запрыгивай, мол, мы в Сити едем, сэр». Молниеносно принимаю решение, багажа нет, я никуда не спешу, а прокатится на рейсовом автобусе в Индии возможности больше и не будет. Запрыгиваю на ходу. Полно свободных  мест. Устраиваюсь поудобней, оплачиваю проезд, объясняю кондуктору, что мне надо в старый город и, почему-то, засыпаю, причем довольно крепко, под привычную уже мелодию сигналов, свистков, криков и прочего шума города. Разбудил меня кондуктор – мол, подъезжаем, готовься выходить. Еще раз уточняю, правильно ли они меня поняли, старый ли это город, он мне показывает на стоянку рикши, и я выхожу. Рикша через 10 минут привез меня к перекрестку, где и начиналась главная улица, ведущая в старый город. Справа над городом немного возвышался огромный, кирпичный, красивый забор (очень напомнил кремль), за которым виднелись дворцы. Выхожу здесь, несмотря на желание рикши везти меня дальше и его запугивания, мол, чужаку здесь не безопасно, тем более у меня с собой и фотоаппарат и ноутбук. Оставляю его попытки в очередной раз развести меня и заработать на мне денег без внимания и отправляюсь в путь. Кремль оставляю на вечер, а сейчас вхожу в старый город. В общем – это сплошной восточный базар. Толпы разномастной публики, просто море нищих, попрошаек, и таких же бродяг, но уже с каким-то религиозно-филосовским подтекстом – такие себе дервиши. Очень много храмов, и там нищих еще больше. Попался мне даже католический костел, правда, закрытый. В принципе, таким я этот город и представлял, только концентрация всего увиденного здесь из расчета на квадратный метр намного плотнее, чем мне думалось ранее. Я не прекращал щелкать фотоаппаратом, и снимать видео. В какой-то момент, я понял, что еще не завтракал и чувство голода начало одолевать меня. Мне стало немного грустно от осознания того, что в этом районе Дели я точно не найду ни одного заведения, где бы я смог перекусить. На улицах готовилось очень много разной еды, практически через каждые 50-100 метров, а то и чаще, стояли какие-то чаны, котлы, сковородки, чайники. Во всех этих посудинах что-то кипело, скворчало и жарилось в давно требующем замене масле. Этот запах (вернее вонь) кипящего масла гармонично смешивался с остальными запахами нечистот, пряностей и благовоний. Палочки с благовония они умудряются втыкать везде, даже в горы готовых уже продуктов, возможно с целью отпугивания мух, которые уже настолько адаптировались к этому дыму, что роем облепляли эти горки разных снадобий. Употреблять это в пищу я бы не рискнул, даже наверно, если бы не ел три дня. А тут всего то не завтракал, подумаешь. Но жрать то все равно хотца. И тут, о чудо, что я вижу, это не мираж, среди трущоб вдруг вырастает здание Мак-Дональдса. В другом месте я бы и не обратил на него внимание, поскольку не являюсь поклонником такого рода кухни, но тут… Я оставил свою экскурсию на более сытое время и направился в Мак-Дональдс. Даже такое заведение как это в Индии имело свой колорит. Перед входом на тротуаре (но хоть не на самих мраморных ступеньках заведения) валялся какой-то бродяга. На дверях стоял швейцар, что совсем не характерно для заведений фаст-фуда, но только не здесь. Он в почтительном поклоне склонил передо мной голову, крытой немыслимых размеров фуражкой с огромной блестящей кокардой, и распахнул передо мной дверь. Интерьер выглядел вполне обычным для такого кафе, работал кондиционер, что не могло не радовать. Посетители отсутствовали. Удивило меня отсутствие внутри туалета, но здесь к этому начинаешь привыкать. Когда еще в Бире к Рите подошла какая-то вновь прибывшая иностранка и спросила – «простите, не подскажите, а где здесь туалет?» Так вот, то, что сказала ей Рита, содержит в себе ответ, на отношение индусов к этой проблеме: «блин, так везде». Мак-Дональдс не был исключением. Зачем туалет, если радом протекает прекрасный сточно-канализационный арык. К моим требованиям о необходимости помыть руки персонал отнесся с пониманием и пропустил меня на кухню. Здесь все было довольно чисто, хотя надо учитывать, что в это время я был единственный посетитель на этой территории глобализации неглобализируемой страны. Мой заказ из чизбургера, картофеля-фри, колы и кофе исполняли довольно долго, минут двадцать. Но зато обслужили прямо за столиком. Проглотив все это, я отправился дальше в трущобы старого города. Все увиденное не перескажешь, букв в нашем алфавите не хватит, а клинописью пока не овладел. Чудес навидался за день предостаточно – это и йоги небольшими группками рассевшиеся прямо на тротуаре, и коровы, просто валяющиеся на дороге или бродящие по улицам в поисках мусора (именно им они и питаются, благо тут его много, а о существовании травы даже не догадываются), и парикмахер бреющий какого-то чудака сидя прямо на грязном пыльном тротуаре, и полиция, усадившая прямо посреди проезжей части группу молодых людей (судя по всему нарушивших закон), чем и вызвала громадное скопление зевак (не исключая меня), и пекарей замешивающих тесто для пончиков или лепешек прямо на своих, ни разу не мытых ногах и еще много и много всяких диковинных для европейского человека и таких обыденных для любого индуса зрелищ. Я нисколько не жалею, что отправился в это путешествие один и пешком. Наверняка экскурсовод возил бы меня, по каким ни будь музеям или адаптированным под иностранцев достопримечательностям. Здесь, за несколько часов прогулки, я только один раз встретил парочку европейцев, так же как и я ищущих острых ощущений.


Выбравшись из старого города, я направился к красному кремлю. Им оказался национальный музей Red Fort. Здесь было очень много разного народа, толпы приезжих индусов, огромными группами ходили европейцы (организованные экскурсии), слышал даже один раз русскую речь (и что они делают здесь в этой скукотище, когда в каких-то 500-х метрах кипит настоящая жизнь). Музейный комплекс состоял из нескольких дворцов сосредоточенных на довольно большой территории внутри кремлевской стены. Сами музейные экспонаты не сильно впечатлили (музей как музей). В любой антикварной лавке или на прилавке старьевщика все намного живей и интересней. Кстати лавок здесь тоже хватает, но все они больше с сувенирами (а-ля старина) и разными побрякушками по заоблачным ценам.


Дело близилось к вечеру, и пора было чухать в аэропорт. Я вернулся на главную улицу этой части города и двинулся в поисках стоянки такси. Уже смеркалось. Мимо меня сплошным потоком протекала эта гудящая река из автобусов, рикши, автомобилей. Ноги уже еле несли меня, натоптался за день. Поинтересовался у прохожих, где стоянка такси. Оказалось, идти надо еще метров пятьсот. Решил взять рикшу, благо, их тут валом, хоть до стоянки пусть довезет. Вон они стоят рикши, прямо за остановкой. Блин, автобусов понаставили, фиг пройдешь, прям как наши маршруточники, и все чёто орут, сигналят. Проходя мимо автобусной остановки, я, на какое то время, остановился и стал наблюдать, как из притормозившего но продолжающего движение автобуса через открытое окно (окон и дверей на городских автобусах либо нет вообще, либо они всегда открыты, даже у водителя, за исключением лобового стекла, конечно) наполовину высунулся человек, как я понял, зазывала, и громко крича и жестикулируя руками, уговаривал прохожих присоединиться к поездке. Поймав мой взгляд, он начал уговаривать и меня. Я, конечно, стал отнекиваться, мол, спасибо, но мне на такси, мне в аэропорт. «Так мы ж и едем в аэропорт, чувак, не тупи,… прыгай, давай, не шкалься... Ну чё стоишь, правду тебе говорю, не развожу, в аэропорт. Да,… имени Индиры, мать ее, Ганди. Тебе какой терминал?, международный? Ну да, ясное дело, чё я спрашиваю, и так понятно, второй терминал, … поехали, блин». Все это он, конечно, говорил на смеси хинди и английского,  и я, почему-то (не зная ни первого, ни второго), его понял. «Разводит, гад – подумал я – хочет лавэ срубить и привезти меня в какие нибудь очередные трущобы, коих я уже за день намотрелся». Блин, но как ноги устали, да и спина побаливает – целый то день ходить. А может, не разводит, ща сяду да и поеду. Самолет не скоро, времени вал. На всякий случай, у всех, запрыгивающих на ходу в автобус, пытаюсь с вопросительной интонацией и таким же взглядом выпытать - «аэропорт?, точно аэропорт??, мужики, вы не гоните??? Смотрите, мне в аэропорт, если наврали – международный скандал я вам гарантирую……». Но все в один голос – «да аэропорт, аэропорт, пролазь, давай, не задерживай».  Сговорились, наверно, гады. Все, как один. Ну да фиг с ним. Сам не знаю, как (ноги занесли) но я, не совсем отдавая отчет своим действиям, в считанные секунды оказался в автобусе. Все, едем. Кондуктор сгоняет какого-то пацаненка-переростка (чё сидишь?, встал, быстро, не видишь белому человеку место надо уступить). Мне, даже стало немного неловко (расизм какой-то, но ведь не я же это предложил), и с благодарностью и нелепой улыбкой плюхаюсь в кресло (нет, конечно, это было что-то вроде табуретки, но в тот момент показалось креслом). По дороге еще несколько раз у разных пассажиров и водителя пытаюсь выведать – «правда ли меня везут в аэропорт?», - и  вконец успокоившись и оплатив проезд (10 рупий, почему сюда платил 50?) продолжаю наблюдать в окно за вечерней жизнью города. Жизнь в автобусе тоже продолжает кипеть, зазывала все чаще и чаще высовывается в окно (как он не выпадает?), автобус потихоньку набивается битком. Люди запрыгивают прямо на ходу. «Блин, как много народу всякого – одолевают меня мысли – наверно больных полно, тут зараза всякая просто кишить должна, вон, уже кашляет кто-то сзади. Я ж не привитый ни от чего, а ведь меня пугали, предупреждали все. Хотел же, хоть от гепатита, какого ни будь привиться, да не успел». Достаю антибактерицидные салфетки (благо запасся я ими еще дома в огромном количестве). Обтираю лицо, руки. Может пронесет. Целый день вокруг заразы всякой бродил, но не так же близко. А тут прямо на голове сидят, и еще и кашляют, гады. Там в горах хоть и было тоже грязновато, но не так. Да и высоко там, прохладно, дохнуть должны амебы всякие. А тут. Вот обидно будет в крайний день подцепить какую нибудь заразу.


Потихоньку мысли о заразе уступают место грусти, все-таки клево здесь было, в Индии, ну в смысле на Марсе, и время пролетело как-то незаметно (а ведь почти три недели, тоже срок не малый) и вот уже пора уезжать. Да и марсиане народ забавный. Так потихоньку добрались до аэропорта, вернее даже не совсем до него, а до какой-то автомобильной развязки. Кондуктор указал мне направление, куда надо идти (вот еще придумали, так я и знал, что не в аэропорт привезут), интересно далеко ли здесь. Аэропорт где-то рядом, видны и слышны самолеты, но где сам аэровокзал, где мой заветный терминал намба ту, аэропорт то большой, он тут на тысячи гектар раскинут. Но идти пришлось не долго, метров триста. Забираю багаж из камеры хранения, и коротаю время в ожидании регистрации. Везде наблюдаются повышенные меры безопасности, кругом полиция и солдаты – сказываются недавние теракты в Дели. На регистрации как я ни старался улыбаться девушке-индуске, она настойчиво попросила оплатить 120 евро за 12 кг. Перегруза. После нескольких попыток уговоров, и не найдя взаимопонимания, прошу пригласить русского менеджера (Аэрофлот то российская компания, должны же тут быть русские, со своим то наверно будет проще договориться). Когда я увидел этого «своего» я понял, что лучше бы я продолжал уговаривать чужих. Им оказался очень неприятный немного хамоватый тип (все было на роже написано), но отступать уже было некуда. Пытаюсь объяснить, что я был тут на соревнованиях, мол, что это параплан, и может он войдет в положение, бабок мол совсем не осталось. Долго выслушивать он меня не стал, отмахнувшись типа «много тут вас таких, мне вааще пофиг что у тебя там, параплан или барабан, плати и все». Я пытаюсь объяснить, что если я сейчас одену на себя всю одежду из этого рюкзачка, ботинки, шлем, то, как раз смогу уменьшить его вес до положенных 20 кг., и все равно ничего не заплачу их замечательной компании, поскольку денег совсем почти не осталось. Но поскольку этот цирк с переодеванием никому здесь не нужен, и это просто тупая формальность, предлагаю ему согласиться на легкое вознаграждение за его понимание. Ответ был однозначным – «давай, чувак, переодевайся в свои ботинки или что там у тебя еще, а мы тут щас все неплохо развлечемся, а то давно тут клоунов таких, мол, не было», – и он удалился. Пытаюсь найти среди Индусов более-менее понимающие глаза, и мне это удается. Подхожу, к одному марсианину, по всему видно – Чатланин. Показываю деньги, объясняю, что эти 90 баксов, последние, рупий вообще больше нет, а мне еще в Москве хоть позавтракать надо, а Москва (тем более Шереметьево) город дорогой, и ваще у нас в стране даже мент последнее не забирает, а ты ж не мент, по глазам вижу, нормальный парень. Он скромно вытаскивает из кучи бумажек в моих ладонях несколько купюр на общую сумму 50$, что-то говорит девушке-регистратору, та добросовестно выбивает на моей багажной квитанции вес – 20 кг., и мой параплан по транспортировочной ленте уползает во чрево грузового терминала.


Прохожу в зону досмотра, дальше выход на посадку. Так, какой выход? Ага. 10-ый. Где тут десятый гейт? Так, вон туда, направо и в конец. Еще один пункт досмотра. Задолбали, уже сто раз просветили все, нет у меня нифига. Что, паспорт уже не нужен? Только талон. Какой талон? Посадочный талон? Нет у меня никакого посадочного талона. Вот этот. Чудак ты, хоть и марсианин, это ж не талон ни какой, это ж ОБРАТНЫЙ БИЛЕТ С МАРСА.
http://paragliding.in.ua предлагает снаряжение AEROS - AXIS - UP Paragliding - SOL Paragliders - Gin Gliders - ADVANCE - Woody Valley - AVA Sport - Icaro - NIVIUK - Sky Country - Brauniger Gmbh - Garmin - SupAir - +380675004377